СЕВЕРНЫЕ АТАПАСКИ

 Насельники Дикого Севера


ПОИСК ПО САЙТУ:




                                                                                                                 

NORTHERN DENE  /  ИСТОРИЯ И ЭТНОГРАФИЯ  /  Акэйчо и война Красных Ножей - Н.Шишелов




Акэйчо и война Красных Ножей - Н.Шишелов

АКЭЙЧО И ВОЙНА КРАСНЫХ НОЖЕЙ

Н.Шишелов, 2010

С основанием в 1717г форта Черчилл, Компания Гудзонова Залива (далее КГЗ) установила постоянные торговые отношения с чепевайан, и через их посредничество постепенно и с другими группами атапасков района Больших Озер. Северными соседями чипевайан были родственные им йеллоунайфы, а восточными – догрибы и слэйв. Исконными землями последних (догриб и слэйв) были территории между оз. Атабаска и Большим Невольничьим оз., в бассейне р. Невольничья. Доббс (1744) писал о пребывании  догрибов в районе р.Тюленьей, Ла Потери (1753) - в верховьях р. Черчилл.  Однако, уже в начале 18в. хорошо вооруженные огнестрельным оружием кри совершали частые набеги на эти земли. К 1740-1750 г.г. экспансия кри в северном направлении достигла Большого Невольничьего оз. Слэйв и догрибы были оттеснены на север. Ходж писал о догрибах: «Изгнанные со своей древней родины их врагами кри, они непрерывно мигрировали на север в течении двух веков». Во второй половине 18 в. догрибы заняли таежную зону между Большим Невольничьим и Большим Медвежьим озером, побеспокоив тем самым восточных соседей – охотников на карибу йеллоунайфов. 

Как отмечал Сэмуэль Херн в 1770-х г.г, их земли были более богаты пушниной, чем территории, занимаемые чипевайан. Именно от йеллоунайфов и догрибов через посредничество чипевайан в 1-й половине 18 в.  в форт Принца Уэльского (в 1719г. ф.Черчилл был переименован) поступало наибольшее количество пушнины (в эквиваленте до 6000 бобров в год), за которую индейцы получали железные изделия, ружья, боеприпасы и др. 

Атапаски еще в доконтактный период были знакомы с  добычей и обработкой металла. В районе р. Коппермайн располагалось месторождение меди, из которой индейцы и эскимосы способом горячей ковки изготавливали оружие и предметы быта. Среди атапасков района Больших Озер ближайший доступ к меди имели йеллоунайфы, за что и получили имя «медные индейцы», «желтые ножи» или «красные ножи». Они занимались торговлей медью до тех пор пока в обиходе атапасков не стали преобладать железные предметы европейского производства. Новый металл превосходил по многим качествам медь, и был по достоинству оценен индейцами. Железные изделия постепенно вытесняли родовой метеалл йеллоунайфов, хотя, как отмечает Херн, в конце 18в. они все еще ценили медь выше железа и использовали ее  «почти для всех изделий, за исключением  топора, ножа и шила: для этих трех необходимых орудий медь -  плохой материал, хотя они также бывают медными». «Когда они обменивают нашим Северным индейцам медные изделия на железные, которые являются большой редкостью, стандарт обмена таков: медное зубило, для рубки льда обменивается на такой же инструмент из железа или другого металла, а несколько медных наконечников для стрел на полусносившийся топор». 

В форт Принца Уэльского догрибы и йеллоунайфы наведывались крайне редко, хотя руководство КГЗ неоднократно отправляло им подарки и приглашения в форт для прямой торговли. Известно, что группа догрибов побывала там в 1766г. Также во 2-й половине 1760-х форт посетили 12 йеллоунайфов, с которыми произошла печальная история: направляясь к форту нагруженные мехами йеллоунайфы повстречались с чепевайанами «капитана» Килшайса, который предложил им сопровождение и опеку. Когда индейцы приближались к фактории, йеллоунайфам пришлось заплатить Килшайсу за экскорт всей добытой ими пушниной, при этом они еще остались в должниках и отрабатывая долг, сами доставили груз в факторию, но уже не в качестве торговцев, а в роли носильщиков. В форте им были оказаны все почести, комендант щедро одарил их, а один из йеллоунайфов был назначен вождем. Но как только гости покинули форт, Килшайс со своими людьми обчистил их до нитки и оставил умирать на одном из островов.

Такие случаи мошенничества и ограблений со стороны хорошо вооруженных огнестрельным оружием чепевайан по отношению к северным соседям – поставщикам, судя по всему, были не редкостью. Херн был убежден, что это являлось результатом  «политической схемы наших Северных торговцев, предотвращающих прямое общение, так как оно значительно уменьшило бы их прибыль и влиятельное положение». Поэтому неудивительно, что йеллоунайфы и догрибы  снаряжению собственных торговых экспедиций форт Принца Уэльского вынужденно предпочли торговлю через посредников – чепевайан. Последние же перепродавали им британские товары в 10 раз дороже. «Так, топор, купленный в фактории за одну шкуру бобра, или за одну кошачью шкуру, или за три обычные куньи шкурки, продают тем людям по завышенной до 1000% цене; также они платят за ножи и любую маленькую часть железного изделия. Зa маленький латунный чайник чайник, весом в 2-2,5 фунта, они платят 60 куниц или других мехов ценой в 20 бобров».

Тем временем, конкуренты КГЗ,  Монреальская торговая компания (будущая Северо-Западная) начала осваивать территории нынешней центральной Канады.  В 1778 году мехоторговец Питер Понд  основал торговый пост на восточном берегу реки Атабаска, в тридцати милях выше оз. Атабаска, а в 1786 году, уже после образования Северо-Западной Компании (далее СЗК), Лоран Леру и Катберт Грант спустились по реке Невольничьей до Большого Невольничьего озера и основали на его южном берегу торговый пост форт Резолюшн. Йеллоунайфы и догрибы  стали наведываться в эти факторию с торговыми визитами, освободившись тем самым от посреднических «услуг» чипевайан. Легенды догрибов о появлении у них ружей связывают с этим периодом. Цены у торговцев СЗК были ниже, поэтому, в частности, влияние КГЗ  в регионе на несколько десятилетий ослабло. Чипевайан также стали торговать с канадцами, они посещали более старый пост на  реке Атабаска. Здесь они могли купить все необходимое, не совершая длительных путешествий у устью Черчилла и по более выгодной цене.

                                      * * * 

В 1781г. в истории Дикого Севера произошел неожиданный трагический поворот -  среди индейцев центральной зоны канадской тайги началась эпидемия оспы. Вместе со смертоносным огнестрельным оружием канадцы принесли кри и атапаскам и смертельную болезнь. Волна эпидемии продвигалась на север. Особенно сильно пострадали кри, и  опустевшие северные их территории заняли чипевайан, также пострадавшие от эпидемии. Земли к северу от Большого Невольничьего озера перестали ими посещаться. Догрибы и йеллоунайфвы оказались отрезанными от британцев обезлюдившими пространствами.  Вот что писал Херн ( предположительно в 1787г., уже после  сдачи разрушенного форта Принца Уэльского французам): «Уже после того, как это журнал был написан, Северные индейцы, которые ежегодно посещают своих южных друзей, индейцев атапасков (Athapuscow), заразились от них оспой, которая выкосила девять десятых их [Северных индейцев –Н.Ш.] людей, и особенно тех, которые состоят в торговых отношениях с факторией Черчилль. Немногие выжившие последовали примеру своих южных соседей, и все стали торговать с канадцами, которые обосновались в центре страны атапасков. Так за несколько лет выявилась моя недальновидность, ибо для Компании было бы гораздо больше пользы, а страна Северных индейцев не подверглась бы депопуляции, если бы они все еще оставались в состоянии войны с Южными племенами, и никаких попыток для улучшения ситуации не предпринималось бы [1]. В то же время, теперь нельзя оценить рост прибыли от торговли и регулярных связей с племенами Медных индейцев и Собачьих Ребер.. Как бы то ни было, в течение нескольких лет [после эпидемии оспы среди Северных индейцев –Н.Ш.]  они вновь опустились до их первоначального варварства и крайней бедности. И между двумя племенами вспыхнула война из-за нескольких оставшихся у них железных предметов. И Собачьи Ребра были столь многочисленны, и так успешны, что уничтожили почти весь род Медных индейцев. Пока я писал это примечание, я был проинформирован некоторыми Северными индейцами, что те немногие из Медных индейцев, кто остался в живых, ушли к одному из канадских домов в стране Атапасков, где они платят за каждую вещь меньше, или примерно половину цены, от той, которую прежде они вынуждены были платить.»

По аналогии с известными в индейской истории «свинной», «осетровой» и «бобровми» войнами, войну между йеллоунайфами и догрибами, продлившуюся около 40 лет, причиной которой послужили железные предметы, можно назвать «железной войной».

Датой начала войны между йеллоунайфами и догрибами считается 1785 г.(Helm),  т.е. вооруженный конфликт возник всего за год до основания торгового поста на Большом Невольничьем оз.. Изходя из дат начала войны и сообщения Херна, логично предположить, что догрибы помимо численного превосходства, в начале войны, скорее всего, были лучше оснащены огнестрельным оружием, чем йеллоунайфы. Иначе чем объяснить, что за пару лет первые практически поголовно истребили последних?  

В то же время, в преданиях догриб до-контактный период описывается временем, когда у них, в отличие от врагов не было огнестрельного оружия. Врагами в этот период выступают enda (кри) и tedzоt'i (йеллоунайфы и чипевайан). Враги неоднократно нападали на догрибов, вынуждая их отступать от своих сезонных рыболовных угодий на берегах северного рукава Большого Невольничьего озера. Александр Маккензи подтверждает нападения кри, вооруженных ружьями, на догрибов вдоль южного края их территории и по р.Маккензи в период 1770-1790г.г. Это сопоставимо с преданием догриб о летнем нападении врагов во время промысла на западном берегу северного рукава Большого Невольничьего оз., напротив устья р.Йеллоунайф. Существуют также легенды о нападениях и убийстве догрибов, совершенных tedzоt'i на восточном берегу Куньего оз. и на западном берегу оз. Фабр. Вероятно, в этом случае  tedzоt'i – это чипевайан.

Согласно преданиям догриб, период ранних контактов с европейцами, когда они получили доступ к огнестрельному оружию, характеризуется постоянным преследованием их со стороны йеллоунайфов. Документльных свидетельств, указывающих на то, кто первый (догрибы или йеллоунайфы) вошел в торговые отношения с канадцами и получил возможность приобретать оружие и боеприпасы мне не удалось. Если доверять информации полученной Херном от чипевайан (догрибы почти истребили йеллоунайфов) и в то же время главной линии фольклорных материалов (догрибы – жертвы постоянных нападений со стороны йеллоунайфов), то можно предположить следующий ход событий 1770 - 1780-х г.г. к северу от Большого Невольничьего оз.

Hip.: йеллоунайфы, получавшие ружья и боеприпасы от чипевайан, совершали успешные нападения на догрибов. После эпидемии оспы и вымирания общин чипевайан, которые были посредниками в торговле, йеллоунайфы лишились возможности приобретать боеприпасы, потеряв военную мощь. На этом фоне численно превосходящие догрибы  активизировались и стали одерживать победы.

В фольклоре догрибов могли не сохранится те эпизоды, в которых они являлись агрессорами, по крайней мере в легендах, относящихся к событиям 19в., догрибы позиционируют себя как «друзей для всех», в отличие от йеллоунайфов, которые в их преданиях агрессивны и жестоки. Восхваление собственных побед  и военного мастерства не свойственны их фольклору.

В 1789г. на восточном берегу северного рукава Большого Невольничьего озера, близ устья р.Йеллоунайф, Леру основал форт Провиденс для торговли с догрибами. Очевидно, что с приходом белых ситуация лишь обострилась, и между врагами возникла и торговая конкуренция.

В самой начале этой продолжительной войны среди наголову разбитых йеллоунайфов родился человек, впоследствии сыгравший одну из самых значительную ролей в ее истории, и в итоге, положивший ей конец. Дух войны и образ догрибов как главных врагов он впитал с молоком матери. В последствии он стал самым известным лидером йеллоунайфов и военным предводителем своего народа. Он известен как Акэйчо (Akaitcho, Akaicho, Ekeicho; Ekycho) – Большая Ступня, это имя символически обозначает способность ходить по глубокому снегу, как волк с широкими лапами. Датой его рождения предположительно считается 1786г. У Акэйчо было, по крайней мере, трое братьев: Хампи (Humpy), Белый Капот (Annoethai-yazzeh)  и Кескарра (Keskarrah); и сестра, которая стала женой  известного метиса Франсуа Болье. У Акэйчо было семь жен, из них любимой женой была та, что родила единственного сына.

Уже в начале 1800-х в журналах КГЗ часто упоминается, что йеллоунайфы сражались и убивали догрибов. Акэйчо вел агрессивную политику по отношению к врагам. Йеллоунайфы продвинулись со своих исконных земель на запад и беспрепятственно кочевали по землям догрибов между Большим Невольничьим и Большим Медвежьим оз., чем препятствовали контактам врагов с торговцами. Прошло около двух десятилетий с момента почти полного истребления йеллоунайфов и, несмотря на малочисленность, Желтые Ножи окрепли и показали врагам свои превосходящие военные способности. Они были свирепыми воинами. Теперь уже они грабили и убивали догрибов и восточных сату, уводили их женщин. В это время Акэйчо был главным военным лидером йеллоунайфов. Догрибы вспоминают его жестокость по сей день. По крайней мере к 1810г. йеллоунайфы под предводительством Акэйчо отвоевали и контролировали часть охотничьих территорий догрибов в окркестностях форта Провиденс. Йеллоунайфы поставляли торговцам СЗК пушнину мясо карибу, причем поставки мяса давали йеллоунайфам основную прибыль от торговли с канадцами, мехов для торговли йеллоунайфы заготавливали немного. По словам Франклина, догрибы и йеллоунайфы поставляли в форт Провиденс столько мяса карибу, что его хватало не только для нужд форта, но и для отправки в другие фактории СЗК. Очевидно, что большую часть мяса заготавливали именно йеллоунайфы, контролировавшие выход в полосу тундры. С чипевайан в этот период отношения у них были лояльными. 

До середины 20-х г.г. 19 в. йеллоунайфы занимались своим традиционным занятием – охотой на карибу. В отличие от чипевайан, их социальная стуктура в начале 19в. не претерпевала изменений, вызванных зависимостью от мехоторговли. Йеллоунайфы были лесо-тундровыми кочевниками, собирающимися в большие объединения в сезон охоты. Догрибы же и слэйв являлись представителями другого типа субарктической адаптации – они были типичными таежными охотниками/рыболовами, кочующими большую часть года мелкими промысловыми группами, состоящими из одной или нескольких семей. Такая разница в социальной организации, в условиях одинакового доступа к огнестрельному оружию, несомненно давала йеллоунайфам преимущество перед численно превосходящими врагами. Этим объясняется их доминирование в регионе между Большими Озерами в начале 19 в. Йеллоунайфы успешно сдерживали давление догрибов и слэйв, предпринимавших попытки вторжения в лесотундры и тундры, богатые стадами карибу, не давая возможности врагам выходить из тайги. Одерживать победы над небольшими автономными общинами хэа, догрибов и слэйв для йеллоунайфов не представляло особого труда.

В то время Акэйчо был лидером самой большой группы йеллоунайфов, в которой насчитывалось 40 мужчин и мальчиков. Т.е. он руководил примерно половиной всего народа йеллоунайфов (в начале 1820-х г.г. их насчитывалось около 190 человек). Авторитет Акэйчо распространялся и на другие общины йеллоунайфов. Умелый охотник и удачный воин, он был очень влиятельной личностью среди своего народа. 

Имя Акэйчо стало известным благодаря дневникам Джона Франклина. Во время его первой экспедиции к Северному Ледовитому  океану (1819-1822г.г.) проводником был Акэйчо. Встреча их состоялась в форте Провиденс 30 июля 1820г. К встрече индейского вождя в форте готовились как к визиту высокопоставленного лица: были подняты флаги, офицеры надели парадные мундиры. Акэйчо согласился сопровождать экспедицию в качестве гида, переводчика и охотника, при условии, что йеллоунайфам будет выдано определенное количество оружия, боеприпасов, табака и железных предметов, а также СЗК должна была простить йеллоунайфам все торговые долги. Он сказал, что рад будет помочь европейцам в этом путешествии, т.к. его народ очень любит белых и считает их своими друзьями. Франклин поведал Акэйчо о целях экспедиции – поисках Северо-Западного прохода между океанами и объяснил,  какие выгоды, в связи с активизацией торговли после его обнаружения,  получат йеллоунайфы. В ответ Акэйчо поинтересовался, почему об этом проливе европейцы до сих пор ничего не знают, раз он так важен для торговли. 

Как писал Франклин, «он признал, что его племя воюет с эскимосами, и сказал, что теперь они желают мира, и единодушны во мнении о необходимости  воздерживаться от всяческих проявлений вражды по отношению к ним со стороны всех, кто будет сопровождать нас в этой стране.» Акэйчо отказался вести своих людей в низовья р. Коппермайн, в земли эскимосов. Также он предупредил Франклина о том, что в пути могут возникнуть перебои с провизией. Вместе с Акэйчо в поход отправились йеллоунайфы Крюк (Hook) и Длинные Ноги - предводители более мелких общин и группа охотников, в задачу которых входило обустройство на маршруте складов с запасами мяса, которые потребуются путешественникам на обратном пути.  Достигнув р.Коппермайн, экспедиция зазимовала в нескольких построенных избах,  которые были названы фортом Энтерпрайз. В июне 1821г. экспедиция спустилась по Коппермайну к Ледовитому океану. Когда появились первые эскимосские селения, как было оговорено, индейцы покинули Франклина.

Акэйчо, как он позже говорил, не верил в успех предприятия, и был уверен, что все участники экспедиции погибнут, поэтому, в разрез договору йеллоунайфы не оставили запасов мяса, вернувшись в форт Энтерпрайз и покинули его. Акэйчо ошибся – в ноябре йеллоунайфы, которых удалось обнаружить Джорджу Бэку, спасли от голодной смерти оставшихся в живых участников экспедиции, неосознанно опустившихся до каннибализма [2].  Франклин писал, что когда путешественников наконец доставили в лагерь Акэйчо, вождь оказал им  «самый дружественный прием и проявлял все виды внимания, даже пищу для нас готовил собственными руками, а этим занятием он никогда не занимается для себя.» Капитан экспедиции был крайне признателен Акэйчо за их спасение и проявленную заботу.

В дальнейшем Франклин не обвинял Акэйчо в том, что тот нарушил условия соглашения, оставив экспедицию без провизии; йеллоунайфы получили всю причитающуюся им плату за сопровождение. Франклин характеризовал Акэйчо как человека «большой проницательности и практичности». Также упоминается, что у Акэйчо был раб – мальчик догриб.

В 1821г. произошли очередные экономические изменения, повлиявшие на ход войны. СЗК была поглощена КГЗ. А  в 1823г. Форт Провидэнс был  покинут торговцами [3]. Акэйчо со своей общиной был вынужден отправился на южный берег Большого Невольничьего оз., в форт Резолюшн, который обычно посещали чипевайан. С этого времени система жизнеобеспечения и социальный структура йеллоунайфов стала стемительно изменятся. Как утверждает Yerbury, за три года из охотников на карибу они преквалифицировались в охотников на бобров и другого пушного зверя. Хотя йеллоунайфы продолжали посещать охотничьи угодья на маршрутах миграции карибу, олень перестал быть для них основным промысловым и торговым животным. 

В начале 1823г. года, еще до ухода к форту Резолюшн, йеллоунайфы совершили несколько нападений на догрибов. Осенью ведомые местью и отчаянием догрибы взяли реванш. Воспользовавшись отсутствием большинства йеллоунайфов, в октябре догрибы напали на общину вождя Длинные Ноги, расположившуюся лагерем между озерами Большим Медвежьим и Хотта. В бойне погибло 34 йеллоунайфа: 4 мужчин, 13 женщин и 17 детей (в основном девочки).  Для  йеллоунайфов это была большая потеря и великое горе – они потеряли 1/6 часть своего народа [4]. Предание догриб о победе над йеллоунайфами, обретенной благодаря призванию магических сил, не несет окраски восхваления своей доблести, храбрости  и радости победы. Существует и запись об этом побоище, сделанная со слов догриба Кэнубау (Kanoobaw), лидера общины  Куньего оз., который, возможно, сам был участником  нападения (HBCA B.200/a/4 fo.3) Эпизоды легенды не соответствуют  протоколу.

Примерно с этого времени под предводительством Кэнубау формируется коалиция догрибов, слэйв и сату. С уходом основной части йеллоунайфов на южный берег перед ними открылся выход на оленьи пастбища. По всей видимости, эта сплоченность  явилась результатом лидерских качеств Кэнубау и была направлена, в первую очередь на противостояние людям Акэйчо. С закрытием форта  Провидэнс догрибы оказались на два десятилетия практически отрезанными от европейцев, их визиты в форты были крайне редким явлением вплоть до основания форта Рэй в 1852г. В этот период формировалась новая социотерриториальная общность догрибов/сату/слэйв.

В 1825г. капитан Франклин прибыл в форт Резолюшн и предложил Акэйчо присоединиться ко второй сухопутной экспедиции, к Большому Медвежьему оз.. Акэйчо отказал Франклину, заявив, что не поведет своих охотников в страну, где погибли их родственники. «Мы должны пытаться не возобновлять войну» - сказал боевой предводитель Желтых Ножей. Следует отметить, что в дневниках Франклина именно Акэйчо выступает в роли миротворца, предания же догрибов говорят об обратном – именно с их стороны были сделаны первые шаги к миру. Возможно, Акэйчо был озабочен демографическим кризисом, в котором оказался его народ, и отказ от посещения земель врагов, был вызван нежеланием ввязываться в новое кровопролитие, месть в такой ситуации была слишком рискованной. Тем не менее, складывается впечатление, что после ухода торговцев с северного берега Большого Невольничьего оз.,  страна догрибов просто перестала интересовать Акэйчо и  йеллоунайфов, и, возможно, основной мотив прекращения военных действий против догрибов - чисто экономический.

Между тем, в середине 1820-х мира между догрибами и йеллоунайфами еще не было. Обе стороны придерживались тактики избегания встреч с противником. Но все же период затишья, длившийся шесть лет, прошел не без инцидентов. Догрибы запомнили порочного йеллоунайфа Тасийо (T’asiyo), обесчестившего и убившего нескольких женщин догрибов. Легенда о Тасийо была записана в 1962г. Холмом в фотре Рэй и Нэнси Лури на Куньем оз.  Легенда почти в точности соответствует записи в журнале форта Симпсон от 7 апр. 1824г., сделанной со слов Кэнубау: «... прошлой весной Красный Нож (Tausigou), который уже украл у нас 3 женщин и убил их, хотел украсть четвертую, в то время как ее муж спал, но она прикончила его, перерезав ему горло!» (HBCA B.200/a/4 fo.2) В фольклорных вариантах говорится, что женщина нанесла врагу удар в горло, а муж добил его.

                                       * * * 

В 1829г между давними врагами произошла напряженная неожиданная встреча, видимо, первая со времени уничтожения общины Длинных Ног. К счастью для сторон, все обошлось без кровопролития, и в итоге Акэйчо и  лидер догрибов Эдзо [5]– Сердце (Edzo) договорились о заключении мира. 

В записи журнала форта Симпсон от 29 ноября 1829г. (HBCA B.200/a/11 fo.l3d, 14), говорится, что двое молодых индейцев направлялись в форт к  метису Франсуа Болье, и принесли известие, что слэйвы Куньего оз. (догрибы) свели счеты с чипевайан Невольничьего озера, которые были в тех землях вместе с лидером йеллоунайфов Ekycho. Чипевайан были посредниками на переговорах. Догрибы и Акэйчо обменялись не очень лестными речами, и разошлись с взаимными упреками за прошлое, возможно за этим последуют новые нападения.

Спустя несколько месяцев, 3 апреля 1830 г. в форт Резолюшн «прибыли два Красных Ножа  от их вождя Акэйчо… сообщили, что Акэйчо заключил мир со слэйвами района реки Маккензи.» (Provincial Archives of Alberta 74.1/128). Это сообщение, полученное от йеллоунайфов, выглядит более жизнеутверждающе, чем информация, полученная Болье.

А вот как эти события отразились в устных преданиях одной из сторон; эта легенда записана с слов хранителя традиций догрибов Пророка Медвежьего Озера Джозефа Наэдзо (Joseph Naedzo 1887-1973):

«В те времена, когда догрибы и йеллоунайфы воевали, они не показывались друг другу. Вот как это было. Акэйчо хотел убивать дгрибов, и он знал, что догрибы пошли в августе в тундру, чтобы добыть карибу для одежды. Акэйчо и его йеллоунайфы расположенного лагерем на пути догрибов в ожидании Эдзо и его группы догрибов.  С группой Акэйчо был Кэтэви (Katehwi, kwelqt'i) [6.1], Хотя Кэтэви шел с Aкэйчо, он также был другом Эдзо.
  Эдзо тем или иным образом узнал, что Акэйчo и его группа подстерегали его и проскользнул со своими людьми мимо них. Но потом Эдзо решил вернуться, чтобы "узнать что у Акэйчо на уме."
  Его люди, побоявшись, отказалась сопровождать его. Но Эдзо убедил четырех мужчин пойти с ним. Один из них был его братом [6.2], его имя Отец Солнечного Луча – Сатливета  (Satl'iweta) [6.3] . Пять догрибов добрались волоком к Гоцикати (gots'ykati) – озеру Морошки  [6.4] и последовали к его концу. Когда они добрались до вершины холма на другом волоке, они оттуда увидели лагерь Акэйчо.
  С наступлением сумерек Эдзо прокрался в лагерь Акэйчо, и проник в палатку Кэтэви; но там была только его жена [6.5].Эдзо сказал ей, чтобы она передала Кэтеви, чтобы тот пришел увидеть его. Эдзо возвратился обратно, туда где его ждали четверо догрибов, а в полночь прибыл Кэтэви. Кэтэви сказал Эдзо: "Это бесполезно, Акэйчо всегда бранится. Он говорит: «Если я вижу догрибов, я хочу видеть кровь на руке!»» Но Эдзо сохранял спокойствие и сказал: "Если мы убежим сейчас, мы будем бегать всегда."  Кэтэви наконец сказал: "Вам решать," и ушел. [6.6]
  На следующий день догрибы увидели Кэтэви и одного из йеллоунайфов, несущих свои каноэ по волоку. Скоро они стали переплывать через залив. Как только они заметили, что пять догрибов сидят на вершине холма, Кэтеви продолжил грести к ним, но другой человек Акэйчо, по имени Тэцоки (Tatsoke) - Нога Ворона [6.7], в ужасе повернул вспять, неся известие о появлении догрибов в лагерь Акэйчо. 
  Через некоторое время догрибы и их союзник увидели, что к ним приближаются люди, тогда Катэви порекомендовал догрибам использовать ik'Q (магическую энергию). Эдзо призывал брата Сатливету, и Сатливета начал петь, втиснув предплечья в землю. Он вытащил голову йеллоунайфа, и вынул из нее человеческий дух. Он порвал духа пополам и сел на одну его половину. Другую половину он отпустил, но она не возвратилось назад. Таким образом он лишил людей Акэйчо их настроя. Тогда Сатливета сказал: «Сейчас они буйные, но когда они достигнут нас, я не думаю, что они сделают что-нибудь плохое.» [6.8]
  Приближалась огромная толпа. Кэтеви с его людьми шел впереди. Когда они подошли ближе, люди Кэтеви начали стрелять вхолостую. Это означает «мир».  И тогда Эдзо и все его люди выстрелили один раз вверх, как-бы  говоря "привет". Как только люди Акэйчо услышали выстрелы, они побежали. Их было так много, что топот их ног походил на гром. Кэтэви сел рядом с Эдзo, вокруг которого сидели его люди. Теперь, когда люди Акэйчо были рядом, Эдзо сел, повернувшись к ним спиной. Прибывающие люди Акэйчо тоже садились, садились и садились.. Они были потными; они боялись что может начаться война. 
  Акэйчо пришел последнним.  Он сказал: "Я пришел сюда, чтобы заключить мир. Но судя по тому, что вы выставили свои ружья вверх, не похоже что вы хотите мира.» У Акэйчo в руке был большой нож [lahwi]. Он сказал: "Если вам нечего биться со мной…" -  и  бросил нож в сторону Эдзо, он воткнулся в землю возле него. Эдзо не пошевелился. 
  Акэйчо произнес длинную речь, но Эдзо не шелохнулся и не ответил. Тогда Акэйчo сказал Эдзо: "Я думал, что ты  великий болтун, и был им  даже в молодости. Но ты, должно быть, сейчас так взволнован, что потерял дар речи.."  Акэйчo произнес  в дважды более длинную, и в дважды более настойчиво обращенную к Эдзo речь, но Эдзо не двигался и молчал.
  Наконец Акэйчо стал говорить о убитых догрибами соплеменниках, среди которых был его сын  [6.9]. Когда он закончил, он вновь обратился к Эдзо: "Как понимать то, что ты не отвечаешь?" 
  Тогда Эдзo поднял голову и немного повернулся к Акэйчo. "Как понимать то, что ты теперь говоришь так красиво?"- сказал он с сарказмом,  - "Я полагаю,  ты уже насытился. Я же еще не чувствую пресыщения. Почему сейчас ты говоришь столь изысканно? У нас все еще много молодых девочек. Кто мешает тебе красть их?» И затем Эдзо повернулся к собравшимся врагам и сказал: «Вы говорите хорошие вещи. Это кажется хорошим. Теперь я буду говорить то же самое, что и вы!» -  его голос был настолько громок, что ветки двух соседних деревьев резко колыхнулись в воздухе.  Этим Акэйчo был так напуган, что начал плакать. Потом Акэйчo взвопил, и они больше не говорили ни слова [6.10] . 
  Так они заключили мир. Теперь мы дружелюбны ко всем. Всюду, где вы пройдете, мы - друзья. Если бы мы не заключили мир, то сражались бы до сих пор. Теперь все могут спать спокойно. Очень хорошо. Это - путь к счастью.»

                                               * * * 

Зимой 1833-1834 г.г. Акэйчо сопровождал арктическую пешую экспедицию Бэка для поисков Джона Росса. Пожилой вождь вызвал восхищение Бэка своей энергией, силой духа и охотничьими навыками. Также Бэк отметил, что Акэйчо, уже будучи в годах и слабом здравии уже потерял былую влиятельность среди своего народа. Когда Акэйчо и его жены были в преклонном возрасте,  соплеменники при перекочевках транспортировали их за собой. Весной 1838г. военный предводитель Желтых Ножей умер. Согласно преданию догриб, Акэйчо похоронен на одном из островов в заливе Йеллоунайф на Большом Невольничьем оз. 

Установленный Акэйчо и Эдзо мир не был нарушен. В середине 19в. йеллоунайфы посещали фактории, расположенные на землях догрибов. Как отмечает Хинд (1863), они наведывались в форт Рэй и форт Симпсон на р.Маккензи. Отец Морис (1906) писал, что ранее йеллоунайфы были «дерзким, бессовестным и довольно распущенным племенем, члены которого слишком часто пользовались кротостью своих соседей для свершения произвола - что в конечном итоге повлекло за собой справедливое возмездие» и «теперь они охотятся в мрачных степях, лежащих к северо-востоку от Большого Невольничьего оз.» В последствии  народ Желтых Ножей из-за многочисленных смешанных браков растворился среди чипевайан и догрибов. Часть из них слилась с новообразованной (1824-1869) группой, с начавшей формироваться под началом Кэнубоу в 20-х г.г. 19в. Центрами торговли этой группы стали форты Франклин и Конфидэнс на Большом Медвежьем оз. Другие были ассимилированы чипевайанами, посещавшими форт Резолюшн. Именем Акэйчо названо одно из многочисленных озер в нынешнем Нанувате между Большим Медвежьим оз. и р. Коппермайн. Река, впадающая в Большое Невольничье озеро близ старого форта Провидэнс именуется Йеллоунайф.



Примечания:

[1] Херн имеет в виду заключение мира между Северными (чипевайан) и  Южными индейцами в 1750-х г.г.. В 1752г. комендантом форта Принца Уэльского стал Фердинанд Джекобс. Он, по словам Херна, отправил Матонабби- капитана Северных индейцев, будущего проводника Херна,  к атапаскам для заключения мира. К Южными индейцами Херн относил кри и атапасков  окрестностей оз.Атабаска; атапасками называет слэйв и, вероятно, бивер. По мнению J. C. Yerbury Джекобс отправил Матонабби для заключения мира к кри, в то время как Херн при описании этого события использует именно термин «Athapuscow», а не «Southern Indian».

[2] Когда экспедиция после скитаний по тундрам была на пути к форту Энтерпрайз, четверо канадских следопытов сказали, что не в состоянии продолжать путь  вместе с остальными и решили идти следом медленным темпом. Из них только один добрался до зимовья. Остальные, по его словам, должны были подойти позже. С собой он принес мясо, объяснив, что по пути добыл куропатку и зайца, чему его товарищи были очень рады. В последствии он  часто уходил и однажды принес «волчье» мясо, которое  также было съедено голодающими путешественниками. Поведение его было подозрительным, ежедневно он отлучался, не говоря направления и цели своих отлучек. Его заподозрили в убийстве и поедании троих следопытов, в числе которых был и его дядя, и в том, что мясо, которое он приносил, было человеческим. В дальнейшем он убил еще одного человека  и только тогда каннибала застрелили..

[3] Речь идет о старом форте Провиденс. Нынешний форт Провиденс расположен в западном заливе Большого Невольничьего оз.

[4] Численность йеллоунайфов на 20 мая 1823, составляла 192 человека  "то есть 48 мужчин, 51 женщина, 49 мальчиков и 44 девочки" Во время переписи, проведенной весной 1826 года в форте Резолюшн, йеллоунайфов насчитывалось 158 человек : "... 44 мужчины, способных к охоте, 38 женщин, 45 мальчиков возрастом до 12 лет ,  31 девочка возрастом до 12 лет" (HBCА B181/a/7). Бэк (1836), писал, что после войны численность йеллоунайфов сократилась до 70 семей. Уже к середине 19в. наблюдается демографический рост, отчасти за-счет межплеменных браков. Так Росс, проводивший перепись для КГЗ в 1859г. зафиксировал  219 йеллоунайфов (98человек мужского и 121женского пола всех возрастов): в форте Резолюшн – 207, и  в форте Рэй -  12. Из них: 46 мужчин и 54 женщины, состоящих в браке; 8 холостых взрослых мужчин; 14 вдов и незамужних женщин; 44 мальчика и 53 девочки.  По словам отца Мориса в начале 20в. йеллоунайфов насчитывалось около 500, из которых 205 находились в форте Резолюшн. Очевидно, что к этому времени йеллоунайфы уже в значительной степени были ассимилированы чипевайан и догрибами.

[5] Эдзо, с большей долей вероятности идентифецируют с зарегистрированным лидером догрибов Куньего оз. " Martin Lake Chief Teconne-betah [Tecon's Father] " (Richardson, 1851) Также упоминается "Takenbethaw" - "Tackabethaw" в журнале, приписанном Э. Смиту (PAC MG 14 D6) в записях, датированных 2 декабря 1826, и 9 января 1827.  Он являлся прапрадедом по мужской линии известного вождя догрибов Джимми Брюно (1882-1975).

[6.1] Кэтэви – в других вариантах предания говорится, что он был из иноязычного народа - не догриб и не йеллоунайф, иногда уточняется, что он был кри., иногда говорится, что его жена была женщиной догриб, приходящейся родственницей Эдзо. Возможно, он является часто упоминаемым в документах фортов в 1820-1830 г.г. лидером  одной из групп чипевайан Catooelthel (Cassetooelthil, Caetlooelthel, Catouelthele), французы называли его  Товарищ Мандевилль (Le Camarade de Mandeville); Р.Кинг в 1836г. называл капитана Мандевилля «интеллигентным чипвайаном». Возможно, что Товарищ Мандевиль и  метис (франц. – бивер) Франсуа Мандевилль – это одно лицо. Последний был переводчиком КГЗ в  районе Большого Невольничьего оз.  в  1818-1819г.г. Но однозначно установить эту связь исследователям не удалось.

[6.2] В других вариантах говорится, что все трое сопровождающих являлись братьями Эдзо, а жену и сына он спрятал на острове

[6.3] Сатливета -  предположительно идентифецируют с отцом догриба с оз. Куньего Sa-kli – Солнечного Луча (le Rayon de Soleil), с которым в 1864г. встретился Эмиль Птито. По традиции догриб  человеку дается имя "Отец-Такого-то" или "Мать-Такого-то", сразу после наречения первенца.

[6.4] оз. Меса; ягода gots'ka – морошка (muskegberry)

[6.5] В других вариантах встречается уточнение, что жена Кэтэви спрятала Эдзо под шкурой карибу

[6.6] В других вариантах уточняется, что Эдзо и  Кэтэви совместно разрабатывали план будущей встречи догрибов с йеллоунайфами.

[6.7] Тэцоки (Воронья Нога) - реальная личность. В документации форта Резолюшн (HBCA B.181/d/3b и B. 181/e/1 fo.ll) упоминается как «Tatsan Kay»  и  «Corbo» ( от фр.corbeau- ворон). Это был младший сын младшего брата Акэйчо, в 1829г. ему было около 18 лет.

[6.8] Соответственно верованиям догрибов, магическая сила не заключена в физических объектах, в отличие, н.р. от верований кри, приписывающих магические свойства амулетам (волшебная сумка и т.п.). «Мы используем голову» - говорят догрибы

[6.9] В других вариантах говорится, что Акэйчо упоминал поименно нескольких своих родственников, убитых догрибами

[6.10] В других вариантах легенды говорится,  что после этого догрибы и йеллоунайфы отмечали заключение мира пиром и плясками в течении двух суток, и все были счастливы. Круг, вытоптанный ногами танцоров виден на  оз. Гоцокати «и ныне»



Источники:

1. Back G. - Narrative of the Arctic land expedition to the mouth of the Great Fish River, and along the shores of the Arctic Ocean in the years 1833, 1834, and 1835. - London, 1836

2. Gillespie Beryl C. – “Yellowknife”  In: Handbook of North American Indians, Vol. VI. - Washington: Smithsonian Institution, 1981

3. Franklin J.– Thirty years in the Arctic Regions – New-York, 1859

4. Hearne. S. - A journey from Prince of Wales’s Fort in Hudson’s Bay to the Northen Ocean in the years 1769, 1770,1771 and 1772. - Toronto,  The Champlain Society, 1911

5. Helm J. – “Dogrib” In: Handbook of North American Indians, Vol. VI. - Washington: Smithsonian Institution, 1981

6. Helm J. and Gillespie B.C. - Dogrib Oral Tradition as History: War and Peace in the 1820s - Journal of Anthropological Research, Vol. 37, No. 1 (Spring, 1981), pp. 8-27

7. Hodge F. W. - The Handbook of American Indians North of Mexico - 1906

8. Mackenzie A. (sir) – Voyages from Montreal through the continent of North America, to the Frozen and Pacific oceans in the years 1789 and 1793  - Philadelphia,  1802

9. Yerbury J. C. - The Post-Contact Chipewyan: Trade Rivalries and Changing Territorial Boundaries - -  Ethnohistory, Vol. 23, No. 3 (Summer, 1976), pp. 237-263





 

       


 


ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ АТАПАСКАХ СУБАРКТИКИПЕРВОИСТОЧНИКИИСТОРИЯ И ЭТНОГРАФИЯФОЛЬКЛОРЛИНГВИСТИКАФОТОФОРУМГОСТЕВАЯ КНИГАНОВОСТИ
сайт создан 10.09.2010

- ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ САЙТА НЕ ЗАБЫВАЙТЕ УКАЗЫВАТЬ АВТОРОВ И ИСТОЧНИКИ -
ДЛЯ ПУБЛИЧНОГО РАСПРОСТРАНЕНИЯ СТАТЕЙ, ОТМЕЧЕННЫХ ЗНАКОМ "©", НЕОБХОДИМО РАЗРЕШЕНИЕ АВТОРОВ
                         
                                                                                     МАТЕРИАЛЫ ПОДГОТОВЛЕНЫ И ВЫЛОЖЕНЫ В ПОЗНАВАТЕЛЬНЫХ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ЦЕЛЯХ И МОГУТ ИСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЙ 


ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS