СЕВЕРНЫЕ АТАПАСКИ

 Насельники Дикого Севера


ПОИСК ПО САЙТУ:




                                                                                                                 

NORTHERN DENE  /  ИСТОРИЯ И ЭТНОГРАФИЯ  /  Ужасающие мосты: от рыбацкого азарта к инженерной мысли - Н.Шишелов




Ужасающие мосты: от рыбацкого азарта к инженерной мысли - Н.Шишелов

УЖАСАЮЩИЕ МОСТЫ:

от рыбацкого азарта к инженерной мысли.

Н.Шишелов, 2015

 
В начале ХХв. этнограф Даймонд  Дженнес писал, что до того, как земли Британской Колумбии начали активно осваиваться европейцами, в этом регионе не было никаких дорог, и тем более мостов. Нет никаких упоминаний об аборигенных мостах и в исследованиях этнографов, работавших среди индейцев Британской Колумбии (Э.Морис, Дж.Эммонс). Вероятно, эти авторы также сочли, что первые мосты появились здесь только с приходом цивилизации, и канадские и американские инженеры во 2-й половине XIXв.научили индейцев строить мосты. Однако, это не так. Накопленный архивный материал показал, что еще в доконтактный период у индейцев северо-западной части Британской Колумбии было развито мостостроительство. В прошлом столетии к этой проблеме изредка обращались этнографы и инженеры. Первое полноценное исследование вопроса об аборигенных мостах провел в 1940-х г.г. инженер А.Букхэм. Ему удалось собрать довольно подробные сведения, в том числе ценнейшие фотоматериалы. Букхэм, за отсутствием у него веских доказательств о технологических достижениях индейцев в доконтактный период, в целом соглашался с мнением Дженнеса. Несколько десятилетий спустя сведения об индейских мостах привлекли внимание другого инженера, А.Сандерсона, его краткая статья по этой теме была опубликована в 1974г. В 1981г. индейскими мостами заинтересовался археолог Джордж Макдонольд. Последнее, наиболее обширное, исследование темы, обобщающее накопленный материал, было проведено в 2000-х г.г. Брендой Гернси, сотрудницей Королевского Музея Британской Колумбии. Основная часть историографического материала этой статьи заимствована из работы Гернси, однако автору все же удалось внести свою лепту в исследование вопроса.


Ранние свидетельства очевидцев

Первым европейцем, отважившимся ступить на шаткий настил перекинутого через пропасть индейского моста, был мехоторговец и первопроходец Джон Маклеод. В 1834г. он отправился из форта Халкет, расположенного на берегу Лиарда, в экспедицию к еще не известному озеру Диз, далее его путь лежал через водораздел, на р.Стикин, где жили талтаны. Несколькими годами позже, в 1837г.(?) Роберт Кэмпбел, чей путь также лежал через устье р.Туя, впадающую в р.Стикин, писал: «здесь мы подошли к «Ужасающему Мосту», по которому в 1834г. возвращался отряд первопроходцев мистера МакЛеода… Это грубое, шаткое сооружение из сосновых жердей, связанных воедино жгутами[1], нависающее высоко над пенящимся потоком; чтобы мост не разрушился, концы жердей привалены камнями. Эта примитивная конструкция выглядит настолько хилой и зыбкой, а бурлящие внизу воды настолько грозными, что казалось, пересечь их невозможно. Мост перекошен на одну сторону, что никак не вселяет уверенности в его надежности. Подойдя к нему, мы увидели индейца, стоящего перед хижиной. Мы позвали его к себе, но видимо, это вовсе не входило в его планы, поэтому мне и двум парням-индейцам пришлось предпринять самостоятельную попытку пройти по этому мосту. Нам удалось это сделать; шаткий мост раскачивался и изгибался под нашим весом, угрожая низвергнуть нас в бурлящую как кипяток воду»[2]

***

В 1865г. американская Телеграфная Компания Вестерн Юнион (далее сокр. ВЮ) запустила грандиозный международный проект по прокладке телеграфной линии, которая, по задумке, должна была соединить Америку, Азию и Европу. Эта линия должна была стать альтернативой строящемуся трансатлантическому телеграфу. К тому времени телеграф был уже проложен от Вашингтона до западных штатов, и дело оставалось за малым - протянуть провода от Сан-Франциско до Москвы через Британскую Колумбию, тогда еще русскую Аляску и Сибирь.

Уже с самого начала исследования территории Британской Колумбии глава этого участка проекта Эдвард Конвей был шокирован тем, что местность вообще не пригодна для какого-либо строительства, однако при поддержке руководства Британской Колумбии в мае 1865г. строительство линии началось. Один отряд строителей, под командованием Томаса Элвина двигался с юга на север. Им на встречу, от р.Скина тянули линию рабочие Чарльза Морисона. За год было прорублены просеки и проложено сотни миль линии от Нью-Вестминстера через форт Фрейзер до места впадения р.Балкли в р.Скина (илл.7) Здесь был заложен городок Хазелтон. Скина от устья до этого места была судоходна и материалы и оборудование для строительства линии доставляли сюда пароходом. Однако 27 июля 1865г. по уже проложенному телеграфу пришла весть, что конкурирующая компания Сайруса Филда благополучно завершила прокладку кабеля по дну Атлантического океана. Работы были приостановлены. Вскоре руководство ВЮ признало полный экономический провал русско-американского телеграфа и в феврале 1867 г. проект был закрыт. Связь работала лишь на участке Вестминстер – Квеснел. Строители покинули регион, оставив брошенными десятки миль неиспользованного кабеля.[3] Помимо этого материала, по достоинству оцененного местными индейцами (бабин и гитксан), инженеры и геодезисты ВЮ оставили бесценные описания увиденных ими индейских мостов. Оценка инженерных способностей аборигенов строителями отличается от мнения первопроходцев, служащих Компании Гудзонова Залива. Полковник Чарльз Балкли был сильно впечатлен мостом через каньон реки, названной его именем. Позже этот мост был признан «одним из шедевров мостостроения»[4] (илл. 2).

Когда в 1866г. рабочие ВЮ добрались до Аквилгета[5] – деревни бабинов в нижнем течении р.Балкли, было принято решение строить мост неподалеку от старого индейского моста. Чарльз Моррисон вспоминал: «... теперь нужно было пересечь реку Балкли. Было необходимо переправить на другой берег всех людей и багаж, включая материалы, две сотни вьючных животных и рогатого скота... тогда бригадир Стив Декер, приказал своей бригаде, лучшим рабочим, построить мост через Балкли; но тут возникла другая трудность, индейцы категорически возразили против этого мероприятия, так как один из их мудрых людей сказал, что, если 'белые' построят мост через реку, лосось больше не поднимется по ней, и поскольку Компания не хотела никаких столкновений с туземцами, были проведены длительные переговоры. Индейцев удалось уболтать и они позволили Стиву Декеру отремонтировать и укрепить их мост, чтобы по нему могли пройти животные. Тогда все шкуры скота, забитого по пути от Квеснела, были порезаны на сыромятные веревки, которыми Стив перевязал мост. Был крепко-накрепко уложен новый настил, и все благополучно перешли на другой берег; хотя я думаю, что и люди и животные были рады, когда все завершилось, и большой груз ответственности спал с плеч Стива Декера.»[6] Имеются также сведения, что строители укрепили мост в Аквилгете не сыромятью, а телеграфными проводами.[7]

Томас Элвин в 1866г. тоже оставил замечание относительно моста в Аквилгете: «Упавшая Скала [Аквилгет]- большая индейская рыбацкая деревня, расположенная на левом берегу Вастонква[8] в двух с половиной милях ниже второго пересечения с телеграфной линией и следовательно находится в стороне от нее. Дома построены в устье каньона, который пересечен большим и более длинным мостом, чем вышеупомянутый [мост через р.Сасква (см.ниже)]»[9]

Однако индейцы, видимо, не сочли полезной проведенную телеграфистами модернизацию моста. Стадо скота, которое перегнали через их мост, похоже, не вселило в индейцев уверенности в его прочности. Толи индейцы сняли провода и использовали их по своему усмотрению, толи кожаные веревки перегнили, как бы то ни было, но уже через шесть лет на мосту не было ни сыромятных ремней, ни проводов. В 1872г. через Аквилгет прошел Чарльз Хорецки, инженер Канадской Железнодорожнй Топографической Службы. Хорцкий сфотографировал индейский мост и оставил описание, в котором ничего не сказано об использовании в конструкции новых материалов: «Мост построен полностью из древесных стволов, связанных жгутами (withes) и ветвями; он возвышается над ревущими водами на пятьдесят футов, и так раскачивается под весом человека, что и Блондину[10] пришлось бы потрудиться, чтоб совладать с собой и не потерять хладнокровия».[11] На фотографии Хорецкого (илл.2), которая является самой ранней фотографией индейских мостов, также не заметно никаких признаков модернизации, например настил моста продольный, а не частый поперечный, что гораздо удобнее для прогона скота.

Илл. 2 - 6

 

География распространения индейских мостов

На карте, составленной в 1866г. чертежником ВЮ Джоном Клейтоном Уайтом, обозначено расположение пяти висячих индейских мостов (илл.8): на р. Балкли возле деревень бабинов Кьявилгет (Мористаун) и Аквилгет, на р.Сусква (насел. бабины), на р.Киспиокс (насел. гитксан) и на р.Састут ниже форта Конноли (ныне в этом районе проживает несколько смешанных общин бабин-секани).

А.Букхэм, исследовавший индейские мосты этого региона на основании данных из разных источников составил карту, на которой обозначил расположение 11 мостов в бассейнах рек Скина, Насс и Стикини. (илл.9). На ней не обозначены два моста с карты Уайта, обнаруженной в архивах Брендой Гернси. Исследовательница продолжила составленную Букхэмом таблицу, добавив к ней открытые сведения. Также Гернси сопоставляет мост через р.Састут, обозначенный на карте Букхэма под №4 с «мостом атна» на карте Уайта, таким образом датировка свидетельства удревняется до 1866 года. Тоже относится и к мостам в Мористауне (№9) и Аквилгете (№8) – они были засвидетельствованы уже в 1866г. Последний из перечисленных (№8) упоминается в документах Чарльза Морисона и Томаса Элвина, также относящихся к 1866г. Мосты в Аквилгете и в низовьях р.Кранберри (№11) упоминаются в дневниках Хэлен Кейт Вудс в 1880г. Гернси, на основе анализа фотографий и описаний, также высказала обоснованное предположение, что как на р.Кулдо, так и на р.Кранберри было по два моста, а не по одному, как отмечено у Букхэма.

Мне же удалось обнаружить сведения о индейских мостах в бассейне р.Таку в одном предании талтанов, записанном Джеймсом Тейтом. В нем рассказывается о том, как несколько воинов талтан попали в плен к тлинкитам куана Таку. Пленникам удалось сбежать, и спасаясь от преследователей, они разрушили мост через р. Налин расположенный возле деревни талтан Тагун. Далее говорится о разрушении мостов на р.Чесли. События, описанные в предании относятся, по всей видимости, к началу XIXв., т.к. говорится, что индейцы еще не использовали ружей, а сын одного из участников повествования в конце века был уже очень старым человеком.[12] Я добавляю эти данные в таблицу. Таким образом, ареал распространения индейских мостов расширяется, к бассейнам рек Скина, Насс и Стикин добавляются верховья р.Таку.

Несомненно, что мостов в этом регионе было больше, чем приведено на картах и в таблице. О многих мостах, расположенных в труднодоступных районах не сохранилось никаких сведений, они канули в лету, однако можно надеяться, что таблица, начатая Букхэмом более 60 лет назад, будет пополнятся и дальше. Н.р. можно с большой долей уверенности говорить, что индейцы наводили висячие мосты на р.Искут и ее притоках (основной левый приток р.Стикин). Хотя нет свидетельств о мостах на этих реках, на берегах которых жили талтаны и вымершие в конце XIXв. цецот, экстраполяция в данном случае вполне уместна. Очевидно, что отсутствие сведений об индейских мостах расположенных в бассейнах Искут и Таку, относящихся к 1860-70 г.г., связано с остановкой строительства злополучного телеграфа Сан-Франциско-Москва. (илл.7) Этот район топографы и инженеры ВЮ не успели исследовать.

 No.     расположение моста   свидетельство          дата      народ*      *
   1 
  устье Биди-Крик

   J.S. O'Dwyer          1900       талтан Buckham

   1950  
  2 
  устье р.Туя

   R. Campbell           1834        талтан
  3 
  устье р.Танзилла

   G.M. Dawson           1834?       талтан
  4 
  р.Састут

   J.S. O'Dwyer           1899 гитскан, бабины,
цецот(?), секани
  5 возле оз.Медвежьего   J.H. McGregor          1899 гитскан, бабины,
цецот(?), секани
  6 
  р.Скина, возле
Старого Кулдо

   A.L. Poudrier          1891  гитксан, цецот
  7 
  устье р.Кулдо

   J.S. O'Dwyer          1899  гитксан, цецот
  8 
  Аквилгет на р.Балкли

   C. Horetzky          1872         бабин
  9 
  Мористаун на р.Балкли

   N.B. Gauvreau          1891         бабин
  10
  горный поток, восточный
  приток р.Балкли, 11,5 миль
  выше Мористауна

   N.B. Gauvreau          1891         бабин
  11 
  устье р.Кранберри

   C. Horetzky                1872   гитксан, нисга
  12 
  канал, Старый Кулдо

   D. Jenness           1924              гитксан
  13  Кисгагакс  информант гитксан
  Kwiiyeehl's
  (John Brown)
      записано
  M.Barbeau 1920
         гитксан  Guernsey
   
     2006
  14 
  р.Сасква

  J.C. White/ T.Elwyn      1866/1866        бабин
  15 
  р.Киспиокс / Луандалаау
  (возможно это один и
  тот же мост)

 J.C White/ H.K.Woods      1866/1880       гитксан
  16 
  р.Налин

  информант талтан записано J.Teit, 1909        талтан  Шишелов

     2015
  17 
  р.Чесли (Шесли)

  информант талтан записано J.Teit, 1909        талтан


* последние два столбца добавлены мной (ШН)

Илл. 7 - 12



Взаимосвязь социально-политических и географических факторов, повлиявших на развитие мостостроительства

Аборигенное мостостроительство в Северной Америке, по всей видимости, возникло только в одном регионе – на северо-западе Британской Колумбии. Ни в прибрежных областях, ни во внутренних районах южнее, севернее и восточнее подобных сооружений индейцы не строили, по крайней мере об этом нет никаких сведений. Развитию мостостроительства в этом локальном ареале способствовала совокупность таких факторов, как особенность рельефа местности и социально-политические взаимоотношения между различными индейскими группами.

Регион, где XIXв. были засвидетельствованы индейские мосты, населяли и населяют народы двух языковых групп: это атапаски (талтан, цецот, бабин) и цимшиан (гитксан и нисга). Эти близкие по культуре народы исстари вели торговлю с индейцами тихоокеанского побережья и занимали посредническое положение между прибрежными индейцами и атапасками, живущими на востоке Кордильер. Регион был пронизан сетью сухопутных торговых троп, которые назывались «жирными тропами»[13], т.к. основным товаром, доставлявшимся с побережья был топленый жир рыбы-свечи (илл.11). В обмен на морепродукты атапаски поставляли шкуры и кожи лесных животных. Тропы эти были так хорошо проторены, что некоторые из них заметны даже сегодня, в XXI в. Развитие активной торговой сети связано, скорее всего, с престижностью этого занятия в индейском обществе этого региона.

Однако хорошо известно, что торговые связи в аборигенный период были развиты не только на северо-западе Британской Колумбии. Активный товарообмен был налажен между прибрежными и континентальными народами по всей протяженности североамериканских Кордильер и на Аляске. И все же только в одной локальной области индейцы научились строить мосты.

Это легко объясняется особенностями рельефа местности. Карта, представленная на илл.12 наглядно показывает, что регион резко выделяется своим рельефом от прилегающих районов. Реки, на притоках которых засвидетельствованы мосты: Скина, Насс, Стикин и Таку протекают по изрезанной горной местности, в которой практически нет плоскогорий. Это порожистые, бурные реки, русла которых местами проходят по глубоким каньонам. Скорость течения в них такова, что использование лодок в качестве транспортного средства в среднем и верхнем течении было нецелесообразным. Например Большой Каньон р.Стикин считается современными спортсменами-каякерами одним из наиболее сложных в мире для прохождения. Длина каньона составляет 75км, а высота отвесных скал достигает 300м. Сила течения на этом участке реки настолько велика, что лососи не могут подняться на нерест выше каньона.

Итак, географические факторы, а именно особенности рельефа, не позволяли использовать каноэ в качестве транспортного средства. Поэтому на северо-западе Британской Колумбии сформировалась именно сухопутная сеть троп. Разумеется, каньоны многочисленных рек и ручьев были серьезным препятствием для индейских торговых, охотничьих и военных отрядов. Далеко не всегда и не везде была возможность пересекать в брод бурные и глубокие горные потоки. Сезонная оседлость и относительная стабильность годовых миграций от охотничьих угодий к рыболовным способствовала установлению постоянных маршрутов, по которым прокладывались тропы. что в итоге и привело к изобретению мостов довольно оригинальной конструкции.

Служащий ВЮ Чарльз Морисон писал о бабинах: «да будет вам известно, что у этих индейцев нет никаких каноэ и они прекрасно путешествуют по лесам пешком. Они построили замечательный мост через каньон реки Балкли… Каньон Балкли непригоден для навигации, и никто из индейцев не рисковал подняться по ему на лодке или каноэ»[14]

В отличие от вышеперечисленных и обозначенных на карте рек, прорезающих нагорье Талтан и горы Скина, реки протекающие по плоскогорьям, расположенным южнее, вполне судоходны. Н.р. по р.Фрейзер без проблем можно путешествовать на лодках. Атапаски кэрьер и чилкотин пользовались водными путями сообщения.

Севернее, тлинкитские торговые маршруты проходили по горным перевалам до рек и озер, образующих верховья Юкона, где начинался водный путь в глубины материка. Есть сведения о мостах у живущих там атапасков тутчон, однако эти мосты представляли собой просто стволы деревьев, перекинутые через узкие ущелья, но не подвесные конструкции, как на северо-западе Британской Колумбии.[15] Тлинкиты таку также пользовались каноэ для путешествий вверх по одноименной реке, до места слияния двух горных рукавов р.Накина и р.Инлин.[16] По р.Стикин, в нижнем ее течении, также можно было ходить на каноэ до Телеграф-Крик, где располагалась деревня талтанов.

В связи с вышеизложенным можно с большей долей вероятности предположить, что данные по аборигенным мостам в прилегающих регионах южнее (юг Британской Колумбии и далее) и севернее (юго-восток Аляски, Юкон) отсутствуют не по тому, что они были упущены из виду, а по тому, что мостов сложной конструкции индейцы этих областей не строили, в этом не возникало необходимости. Полагаю, что если бы висячие мосты были распространены например, в верховьях Юкона, они не остались бы без внимания геологоразведчиков и старателей. Нет никаких свидетельств о мостах сложной конструкции в тех местах, относящихся к концу XIXв., т.е. к периоду активного освоения верховий Юкона.

Хотя торговые тропы продолжались за водораздел Тихий/Сев.Ледовитый океан, нет свидетельств о индейских мостах к востоку этого водораздела, где атапски имели уже другую социальную организацию. Если бабины, талтан и цецот (а также гитксан и нисга) вели полуоседлый образ жизни, и население деревень было относительно высоким, то секани и каска были типичными бродячими кочевниками, живущими мелкими мобильными группами. При таком социальном климате инженерные навыки не только не могли зародится, но не были даже переняты от западных соседей. Для сложных инженерных работ, каковой безусловно является постройка подвесного моста, необходимо привлечение большого количества людей. Два моста в районе оз.Медвежьего (№4,5), т.е. на территории, где кочевали секани, скорее всего были построены гитксан, бабинами или цецот. Известно, что все эти индейцы, по крайней мере, посещали эти места. Мост на р.Сатут назван на карте Уайта «мостом атна», этим этнонимом в XIXв. часто называли гитксан.(илл.13)

Индейцы наводили свои мосты над опасными речными каньонами, пересекающими многочисленные пешеходные тропы задолго до появления в регионе европейцев (свидетельства первопроходцев, данные фольклора). Эти мосты сыграли важную историческую роль в формировании культурных и политических связей между отдельными индейскими общинами и разнокультурными народами. Широкий спектр социальных взаимодействий, включающий в т.ч. обмен интеллектуальными достижениями, объединял аборигенные сообщества в более-менее однородную социо-культурную общность. Основным же фактором в данном случае можно с уверенностью считать географический. В этих условиях развились сложные и оригинальные технологии мостостроения, не имеющие аналогов на Североамериканском континенте.


Конструкция старинных индейских мостов и их постройка

Выше уже было приведено несколько описаний индейских мостов, оставленных очевидцами (Р.Кэмпбелл, Т.Элвин, Ч.Хорецки). Другие известные описания практически идентичны им. Вот некоторые из них:

1866г. Чарльз Морисон пишет о мосте в Аквилгете (илл.2,3,4,5): «... мы достигли слияния рек Скина и Балкли ... Они [индейцы] построили замечательный мост через каньон реки Балкли, устроенный по типу консолей. Мост построен без единого гвоздя, в нем нет ни одного куска металла, все детали – это деревянные колья и балки, скрепленные жгутами из [луба?] кедра. Это по истине замечательная работа! Но мост настолько шаткий, что пощекочет нервы любому, кто впервые вступит на него.»[17]

1866г. Томас Элвин описал мост на одном из притоков Балкли возле телеграфной станции №12.: «Этот мост весьма остроумной конструкции подвесного типа, но настил держится всего лишь на нескольких сухих жгутах из лозы, поэтому мост, пожалуй, выглядит более хлипким, чем он является на самом деле.»[18]

1880г. Элен Кейт Вудс подписала один из своих риисунков (илл.3): «индейский мост через реку Аквилкет более 100 футов в длину и 3 фута в ширину»

1898г. Одвайер отмечает консольный принцип устройства моста на р.Кулдо. Вероятно, этот мост располагался в полумиле выше впадения ее в р.Скина (илл. 14,15)

1905г. МакКалллоу описал переправу по мосту через р. Кранберри[19], расположенный гораздо выше ее слияния с р.Насс (илл.17): «... к полудню мы достигли переправы через реку Лосося, где был старый индейский висячий мост. Подойти к самой реке было уже подвигом, это дело более подходящее для коз, чем для людей. Склон был очень крут, почти перпендикулярен... После обеда Артур переправил меня к острову с моим тюком; Уильям уже пересек реку, и мы оба продолжили путь до конца острова, где русло проходит по узкому (50-футовому) каньону, по которому вода мчится с потрясающей силой и оглушительным ревом. Переправа состоит из двух очень длинных, но чрезвычайно тонких еловых бревен, положенных рядом, перила сделаны из стволов поменьше; более тяжелые деревья здесь не могли быть использованы. Эти бревна опираются на маленький выступ утеса противоположного берега, где они просто прижаты несколькими камнями. Концы, лежащие на острове, укреплены таким же способом.

Я попробовал поручень, но пришел к заключению, что он не выдерживает большего давления, чем слабое нажатие кончиками пальцев. Все это держалось всего на нескольких лентах сухой коры. Для подъема на утес под наклоном было установлено небольшое бревно, около 30 футов длиной, в котором были сделаны зарубки для ног. Оно было привязано полосами коры к кольям и корням во многих местах…

Сперва на другой берег перешел Уильям со своим тюком за спиной. Развернув стопы пальцами внутрь, он аккуратно двигался, стараясь не наступить обеими ногами на одно бревно, и осторожно касаясь перил пальцами. Я, затаив дыхание, наблюдал за ним.. Потом он возвратился за мои тюком, перенес его и поднял на утес. Я двинулся следом за ним. Бревна очень сильно пружинили; перила, которых я едва коснулся, ужасно расшатывались; вид мечущего брызги и бурлящего внизу потока холодил сердце и едва не вызвал головокружения. Можно расхрабриться, но здесь храбрость не поможет. Если, однако, осторожность есть большая часть отваги, то это как раз тот случай, где нужно быть осторожным как горная коза.»[20]

1910г. М-р Мехайр отмечал в, что мост над р.Кулдо (илл.16) возвышается над водой более чем на 100 футов.

Илл. 13 - 22


Все эти описания в совокупности с сохранившимися фотографиями и рисунками дают довольно полную картину конструкции индейских мостов. Очевидцами упущены разве что способы завязывания узлов, которыми скреплялись деревянные элементы. По фотографиям и рисункам видно, что все эти мосты имели однотипную конструкцию.

Первые работы, в которых проведен анализ индейских мостов, относятся к 1940-м г.г. Вот одно из обобщенных описаний их конструкции: «стволы молодых деревьев, шести или восьми дюймов в диаметре и тридцати футов в длину, выступали над каньоном, их комли приваливались обломками скал. К ним же привязывались другие жерди, таким образом наконец соединялись два берега над стремниной. В результате получался тонкий висячий мост, расшатывающийся при ходьбе по нему так, что у большинства из нас закружится голова.» [21]

Букхэм пишет: «метод построения мостов зависел главным образом от рельефа и характера грунта в конкретном месте..., обычно бревна или жерди устанавливались над рекой, с опорой, расположенной возле уреза воды. Такой опорой могло служить лежащее на земле бревно, длинная жердь, установленная вертикально под каждой нависающей над водой жердью, или перекладина на двух столбах. Нависающая над рекой часть жерди была длиннее ее конца, лежащего на берегу (относительно точки опоры). Береговой конец жерди удерживался наваленными на него бревнами и валунами. Некоторые из жердей располагались выше других, образуя перила по бокам моста. По нижним проходили люди. Верхние и нижние жерди были связаны вместе канатом из кедровой коры [вернее – луба ШН], усиливая всю конструкцию. Концы жердей, перекинутых с противоположных берегов, иногда также связывались веревкой. Если длины нависающих жердей не хватало, чтобы соединить берега, в эту брешь устанавливался трап из более коротких жердей.»[22]

Сандерсон так характеризует старинные индейские мосты: «Конструкция, которая на первый взгляд может показаться грубой, на самом деле была вполне надежной и изящной… Кажется, не было никаких приспособлений для защиты от ветров, но [жерди]настила, без сомнения, обеспечивали необходимую поперечную остойчивость и прочность…эти мосты вовсе не были «примитивными сооружениями». Конструкция их была продумана и пропорциональна, детали прочно сочленены в соответствии со здравыми техническими рассуждениями.»

Отдельно стоит рассмотреть вопрос об определении места индейских мостов в принятой классификации. Ранние авторы обычно описывают их как висячие. О’Дваейр отмечал консольный принцип их устройства. Сандерсон более отчетливо выделяет в конструкции консольные (береговые) части и подвесной пролет. По классификации, принятой в середине ХХв. мосты подобной конструкции относятся к консольно-подвесному типу[23]. Однако можно внести некоторые уточнения. В современной классификации существует подкласс висячих мостов, которые называются вантовыми. В висячих мостах основным несущим элементом являются работающие на растяжение тросы, натянутые между двумя установленными на противоположных берегах стойками - пилонами. К этим основным тросам крепятся вертикальные тросы, связанные с полотном моста (таковыми н.р. были мосты инков). В отличие от этой конструкции, у вантовых мостов полотно соединено непосредственно с пилонами посредством вантов (тросов). Автомобильные вантовые мосты начали активно строится только во второй половине ХХв., этот тип считается инновационным. Очевидно по этому в старой классификации такие мосты не выделялись в отдельный тип. Именно ванты позволяют создавать мосты через широкие преграды без установки промежуточных опор. Современный мост с самым длинным пролетом в мире имеет как раз вантовую конструкцию.

В конструкции индейских мостов пилоны присутствуют – ими являются те жерди, которые очевидцы называли «перилами». Конструктивно же они несли гораздо более важную функцию, чем поддержание равновесия пешехода – на них передавалась нагрузка от настила через вертикально закрепленные палки (функционально – ванты). Однако в отличие от современных вантовых мостов, пилоны в которых располагаются вертикально, либо под углом не менее 30°, пилоны индейских мостов имели гораздо меньший угол. Тем не менее, они являлись не только перилами, а работающими на изгиб основными несущими элементами конструкции, большая часть нагрузки передавалась именно на них. Это хорошо видно на примере моста на р.Кулдо (илл. 15).

Поэтому, полагаю, не будет ошибкой назвать старинные индейские мосты «консольно-вантовыми». Интересно отметить, что мосты аналогичной конструкции строили жители юго-восточной Азии.

Резюмируя вышеизложенное, можно выделить следующие элементы и особенности конструкции старинных индейских мостов (илл.23):

1. мост состоял из 2 или 3 основных участков:

а) двух консольно-вантовых структур

б) при необходимости (над широкими ущельями) между ними устанавливался подвесной пролет

2. консольно-вантовая структура состояла из:

а) консоли

б) двух сильно наклонных пилонов, принимающих на себя часть нагрузки консольного свеса

в) вантов, роль которых выполняли не канаты, а палки, связывающие консольный свес с пилонами. ванты иногда делались из палок с сучком на верхнем конце, который зацеплялся за пилон (н.р. илл.17)

г) поперечных перемычек, связывающих между собой жерди консольного свеса.

3. комли жердей консоли и пилонов приваливались на берегу гнетом из камней или бревен (хорошо видно на илл.17)

4. настил консольного свеса и подвесного пролета на мостах старинного типа всегда продольный, редкий. Первое связано с тем, что такой настил быстрее устанавливается, чем поперечный, состоящий из множества коротких деталей. К тому же (на большинстве мостов) каждая жердь консоли работала на изгиб, чем снижалась нагрузка на пилоны. Второе (жерди расположены редко, с зазорами), видимо, снижало риск поломки моста от снега зимой.

5. при возможности устанавливался устой из двух вертикальных или слегка наклонных жердей (илл. 2, 21), иногда с поперечной перемычкой (илл.18,19,20,22), поддерживающей консоль

8. при необходимости устанавливались дополнительные пилоны, расположенные под большим углом (илл.3)

9. детали консольных свесов, пилонов и пролета связывались веревками, свитыми из длинных полос луба туи. Соединения подвижного типа обеспечивали гибкость конструкции, что давало некоторую степень защиты от сильного ветра.

10. мосты узкие, шириной около 1м

Теперь обратим внимание непосредственно на характер русла и берегов в местах, где располагались мосты. Уже было сказано, что индейцы наводили мосты над каньонами с крутыми обрывистыми берегами. Иногда мосты располагались над протоками русла, образованными островами (см. приведенное выше сообщение Маккаллоу)

Букхэм, проанализировав материалы пишет: «индейцы подбирали самые удобные для постройки мостов места. Это были самые узкие участки каньонов, при том, что к обоим берегам должен был быть подступ. Хотя зачастую мосты располагались на большой высоте над стремниной, иногда на самой вершине скалы, никакие опасности не могли устрашить строителей».[24] Однако, что мешало индейцам построить мост на участке реки, где русло расширяется и течение ослабевает, например, ниже по течению, относительно каньона? Нет ни одного примера моста, построенного в таком месте. Выскажу предположение, что мосты специально стоились именно через ущелья, а не на участках с пологими берегами. Делалось это для того, чтобы мосты не сносило весенними паводками, что ежегодно происходило, например, с рыболовными запорами из жердей и кольев, вбитых в дно, на тех реках, где они использовались. Это подтверждает развитость технологии строительства мостов именно вышеописанного типа, и соответственно, давность этой традиции. На илл.24,25 хорошо виден характер русла в местах, где располагались мосты.

 

Томас Элвин так описал место расположения моста возле телеграфной станции №12 (сам мост описан выше, располагался он в 10 милях от Аквилгета выше по течению р.Балкли: «в устье одного из притоков Вастонква, который пересекает линия проводов, имеются выходы сланцевой породы. У висячего моста ширина реки почти сто ярдов, поток резко сужается примерно до пятидесяти футов [в ширину], далее река петляет через каньон с шириной порядка трехсот ярдов».[25] Гернси предположительно соотносит его с мостом через р.Сасква (№14 в таблице), и считает, что он располагался в устье этой реки. Однако, судя по снимкам местности, сделанным со спутника, описанный Элвином мост, вероятно, был расположен не на р.Саскве, а на р.Балкли, ниже устья притока. Это место идеально подходит под описание Элвина (илл.25). Это вход в каньон р.Балкли, характер устья там схож с таковым на выходе из каньона – река резко сужается, расстояние между берегами минимальное. Таким образом, возможно, Уайт и Элвин в 1866г. засвидетельствовали не один, а два разных моста: через р. Сасква и через р.Балкли в начале каньона.

К сожалению, никто из очевидцев не оставил описаний самого процесса постройки мостов. И если исходя из особенностей их конструкции можно логически заключить, что постройка консольно-вантовой структуры начиналась с установки жердей консоли, затем пилонов, а затем вантов, то можно лишь догадываться, каким методом производилась установка деталей этой конструкции.

Зато один индейский рассказ, записанный Мариусом Барбо в 1920-х г.г. у гитксан из деревни Кисгагакс, расположенной в устье р.Бабин, содержит интересные подробности об индейском мосте. И если технических тонкостей из него мы не узнаем, то он поведает о гораздо большем: об отношении индейцев к этим мостам, ритуалах и табу связанных с ними. Можно смело утверждать, что сходные обычаи существовали и у близких гитксан по культуре атапасков бабин, цецот и талтан.

Вождь гитксан по имени Kwiiyeehl (в крещении Джон Браун) передал историю, которую слышал от своего отца. Согласно преданию, мост в Кисгагаксе был построен вождем Милуулаком, после того, как тот увидел его в своих видениях.

«Мост в Кисгагаксе был собственностью Милуулака. Всякий раз, когда требовался ремонт моста, Милуулак тратил много денег и одаривал всех подарками. Он оплачивал большинство необходимых расходов. Поэтому обитателей дома Милуулака называют Gitrhanærhs, «людьми моста».

Давным-давно, когда они строили первый мост, они работали каждый день. Они пели песни, пока строили мост, те песни, которые они сочинили специально для этого дела. Напротив деревни есть большой плоский выступ скалы. Именно там была сочинена эта песня.

На другом конце, над мостом, Милуулак вырезал Мавдзекс – похожую на орла птицу, которую называют ястребом. Это был волшебный талисман. В то время он был великим халаайт. Он повелел, чтобы никто из женщин не вступал на мост во время менструации. И все женщины соблюдали это. Милуулак взял куски сломанных медных щитов и закрепил их на мосту, в том месте, где соединялись две стороны моста. И он назвал его Qanærhsem'uqrh - «Мост Медных Щитов».

Однажды, женщина по имени Qaspedwilarhaitu (Волк, Воющий Просто Так) забыла об этом правиле и пошла по мосту. Милуулак услышал голос своего талисмана Мавдзекс. Он предупреждал Милуулака. Только Милуулак мог слышать его, больше никто. Один Мавдзекс на другой стороне, тоже говорил с ним [резные фигуры были расположены на обоих берегах], он сказал: «женщина, у которой менструация, идет по мосту». Он [Милуулак] узнал, кто эта женщина, и они позвали ее к его дому. Милуулак пел. Своей магией он спас ей жизнь.

Какое-то время спустя, на другой стороне моста появился халаайт из Аквилгета. Его звали Нэндзи. Люди пошли к Милуулаку и сказали: «Нэндзи идет сюда». Нэндзи был провидцем, и его магия показала ему, что мост сломан посередине, и перейти по нему на другой берег невозможно. Поэтому он сел на противоположной [от деревни]стороне. Милуулак послал посыльного, чтобы тот узнал, почему Нэндзи не переходит по мосту. Чужак из Аквилгета не мог понять его слов. Тогда Милуулак послал через мост другого человека, чтоб задать тот же вопрос. Нэндзи снова ответил: «я не понимаю, что ты говоришь». Тогда посыльный из Кисгагакса вступил на мост, чтобы перейти к нему. Нэндзи спел песню, в которой говорилось о том, что мост посередине неисправен. Тогда Милуулак отправил Qaspedwilarhaitu, женщину, нарушившую запрет, пригласить гостя в его дом. Она прошла по мосту к Нэндзи, и он увидел, что опасный участок моста исправен, и что его можно благополучно пересечь. Таким образом, Нэндзи в сопровождении Qaspedwilarhaitu отправился к дому Милуулака, главного вождя Кисгагакса. Тут Милуулак сочинил новую песню. Нэндзи спел ее вместе с ним, они [стояли] лицом к лицу. Они вместе исполнили свои песни, сопровождая их представлением, как делают халаайт. Потом Нэндзи приготовился в путь, и отправился к себе домой.»[26]

Это предание иллюстрирует значимость мостов в коммуникации между общинами атапасков и гитксан. Кроме того, в нем говорится о том, что мосты были собственностью вождей. Второй аналогичный пример будет приведен ниже. Также крайне интересно упоминание резных фигур, установленных на берегах по обе стороны моста. К вопросу об этих деталях, имеющих магическое, а не утилитарное назначение, вернемся позже.


Индейские мосты упрощенной конструкции

Рассмотренные выше мосты консольно-вантового типа были самыми сложными по своей конструкции. Их постройка требовала значительных трудозатрат и привлечения большого количества людей. Помимо этих мостов, которые возводились над ущельями шириной до 30 и более метров, существовали и другие, более простые мосты. Например, мост через Биди-Крик (илл.22) описан Букхэмом как «легкий, наспех построенный из молодых деревьев индейский мост. Мосты такого вида иногда строятся индейцами через небольшие ручьи». Однако и в конструкции этого моста виден тот же принцип и те же основные элементы, что и в конструкции вышеописанных мостов. Подвесного пролета в этом случае, конечно, нет. Самыми же простыми мостами служили одно или несколько бревен, перекинутых через маленькие протоки.


Аналогии в конструкции мостов и рыболовных платформ

Можно было бы предположить, что инженерные знания, которым индейцы нашли применение в постройке мостов, зародились где-нибудь на тихоокеанском побережье, у индейцев с сложной социальной структурой, в которой выделялись сословия ремесленников, и были привнесены ими в глубины материка. Социальный климат Северо-Западного Побережья, безусловно, являлся благодатной почвой для развития инженерных знаний и навыков. Такими путями культурной диффузии могли быть связи между тлинкитами и талтанами, прибрежными цимшианами, гиткан и бабинами. Однако, анализ особенностей конструкции старинных мостов говорит скорее о другом. Я пришел к гипотетическому заключению, что мостостроительство зародилось и развилось во внутриконтинентальных районах независимо от влияния технологий Северо-Западного Побережья.

Все индейские народы, населявшие берега впадающих в Тихий океан рек, от Аляски до Калифорнии включительно, традиционно занимались промыслом лосося, который массово поднимался на нерест к верховьям этих рек. При всем разнообразии способов промысла лосося можно выделить два основных метода рыбалки: пассивный и активный.

Пассивный метод подразумевает лов рыбы в разнообразные ловушки, устанавливавшиеся на ручьях и реках. Как правило, для этого русло перегораживалось запором из кольев, жердей и ветвей. В этих «плотинах» оставлялись промежутки, куда и устанавливались сами ловушки, в которые попадалась рыба.

Активный метод заключался в том, что рыбак вылавливал лосося с помощью сака, остроги или багра. Часто эти два метода совмещались. Например тлинкиты устанавливали на реках запоры с ловушками, а рыбак мог ходить по жердям запора с острогой и бить ей лосося, путь которому преграждал этот запор.[27]

Выбор метода промысла обуславливался, главным образом, особенностями русла реки. Так, в верховьях рек установка запоров, перегораживающих русло, часто была затруднена. В каменистое дно, иногда представляющее собой сплошную каменную плиту, вбить колья было попросту невозможно, да и бурное течение также препятствовало этому. В таких условиях индейцы выработали своеобразный активный способ рыбалки. На берегу устанавливалась нависающая над водой платформа из жердей (позже досок). Рыбак, стоя на этой платформе, вылавливал лосося вышеперечисленными снастями. Иногда платформы устанавливались на скалах и располагались в нескольких метрах над водой. Выбор места для таких платформ был не случаен – они устанавливались в местах скопления лосося. Обычно в тех местах, где утомленная борьбой с быстрым течением рыба отдыхала. Это могли быть например суводи, образующиеся за уступами дна или скальными мысами. Также платформы устанавливались ниже порогов и каньонов, где лосось также скапливался в большом количестве, готовясь к преодолению препятствия по пути к местам нереста. Здесь индейские рыбаки и добывали лосося.

Этот способ был распространен от внутренних областей юго-востка Аляски до северной Калифорнии. Разница заключалась в выборе снасти и способе установки платформы. Например, атапаски атна ловили лосося саком с платформ свайно-балочного типа. Наиболее подходящим определением для этих платформ будет слово «пирс». В Калифорнии были распространены также балочные платформы на сваях и оригинальный складывающийся сак из двух длинных тонких жердей. На Северо-Западном Побережье способ промысла лосося со специально обустроенных для этого платформ не засвидетельствован – в низовьях рек характер дна и течения позволял устанавливать запоры.

Эдриан Морис писал, что кэрьеры и чилкотин промышляли лосося как различными ловушками, так и активным способом. Рыбалка в узких местах рек с бурным течением производилась с вдающихся в русло скалистых мысов, на которых стояли рыбаки с саками, выжидая момент, чтобы выловить лосося. В тех местах, где таких мысов не было, индейцы устанавливали «похожие на пирсы помосты…, некоторые из которых свидетельствовали о незаурядных технических способностях». Морис отмечал, что этот способ рыбалки был более сложен и менее продуктивен, по сравнению с промыслом лосося ловушками, и очень утомителен. Тем не менее, в сезон хода лосося все удобные для рыбалки места возле деревень на реке Фрейзер были заняты индейскими рыбаками. Миссионер объясняет такое влечение индейцев к этому способу рыбалки спортивной страстью, то есть азартом, чувством, знакомым каждому рыбаку.[28]

Наибольший интерес в контексте данной статьи представляют рыболовные платформы, распространенные у индейских народов Плато, населявших берега рек Колумбия, Фрэйзер и их притоков. Их конструкция очень напоминает один из основных элементов рассмотренных индейских мостов, а именно консоль. Эти платформы представляли собой несколько уложенных на берегу длинных жердей или бревен, приваленных гнетом, концы которых выступали далеко над водой (илл.26-29) Параллель с мостами в конструкции очевидна, и безусловно, именно эти платформы послужили прототипом консольно-вантовых мостов.

Однако надо отметить, что хотя подобные платформы (назовем их «консольными») были распространены среди индейцев бассейна р.Колумбия и в нижнем течении р.Фрейзер (лиллуэт, томпсон), нет убедительных данных об использовании таких платформ севернее – у атапасков кэрьер, бабин, талтан, а также у гитксан, т.е. у тех индейцев, которые умели строить мосты. По крайней мере, пока у меня недостаточно данных, чтобы утверждать, что у этих народов были в ходу консольные платформы. На рубеже XIX-XXв.в. бабины и гитксан использовали балочные (илл.30а) и свайные платформы - «пирсы». Возможно, что консольные платформы являются более древним типом, и на рубеже прошлого-позапрошлого веков уже не использовались в бассейнах рек Скина, Насс, Стикин и Таку. Но все же надо отметить, что конструкции платформ в разных районах в течении полутора-двух веков практически не изменились. Бабины, например, и сегодня пользуются такими же платформами, как сто лет назад (илл.30а,б). Фотографии нач. ХХв. показывают, что на Плато индейцы ловили лосося с таких же платформ, какие были засвидетельствованы в 1-й пол. XIXв. (илл.26-28)

Кажется наиболее вероятным, что консольный принцип конструкции был заимствован кэрьерами от сэлишских наров нижнего Фрейзера, а затем перешел севернее, к бабинам и гитксан. На Плато эта конструкция так и не развилась до мостов, но в нагорье Скина-Стикин технология получила дальнейшее развитие, т.к. в этом возникала необходимость (см. выше).

Можно также отметить, что и запорные свайные рыболовные конструкции, перегораживающие русла рек (пассивный метод промысла), зачастую сами по себе служили мостами (илл.33)

Повторю свою мысль – на северо-западе Британской Колумбии, где зародилось аборигенное мостостроение, прототипом мостов послужили рыболовные платформы для ловли лосося. Техническая мысль развивалась именно из этой отправной точки. Для контраста можно привести в пример индейские мосты в Андах, где еще в древности было восоко развито производство текстиля, и для решения тех же задач был избран совершенно другой метод. Мосты андских индейцев – типичные подвесные мосты, где основной несущий элемент конструкции – работающие на растяжение канаты из растительных волокон, натянутые над ущельями.

Пролить дополнительный свет на пути обмена технической мыслью между индейцами юго-запада Субарктики, Плато и Северо-Западного Побережья могут лингвистические исследования. В этом отношении было бы интересно проследить этимологию слов «мост» и «рыболовная платформа» в языках атапасков, цимшиан и сэлишей.

Илл. 26 - 33


Индейские мосты II поколения

В заключение будет нелишним рассмотреть, как развивалось индейское мостостроение под влиянием европейцев в конце XIX – начале XX в.в.

Как было сказано выше, в 1866г., когда компания Вестерн Юнион свернула строительство телеграфной линии, рабочие, покинув Британскую Колумбию, оставили брошенным большое количество кабеля, так и не успев пустить его в дело. Индейцы, жившие в окрестностях Хазелтона – северной базы телеграфистов, а это были бабины и гитксан, нашли достойное применение этому новому материалу. Они стали использовать провода для строительства мостов (также стали применяться и гвозди). Например, в 1880-х г.г. в Аквилгете индейцы, взамен старого, построили новый мост из древесных стволов и телеграфного провода.[29] Неизвестно, об этом ли мосте идет речь, но мост, запечатленный на фотографии (илл.34) имеет совсем другую конструкцию, чем вышеописанные мосты. В этой конструкции нет вантов. Это висячий мост, у которого пролетный промежуток подвешен на тонких канатах (очевидно, что провода). Основной трос (провод), принимающий на себя практически всю нагрузку, держится на традиционных наклонных пилонах. Видны также привычные консоли, правда сам консольный свес, кажется, уже не настолько выдается, либо вообще отсутствует.

Мост в Аквилгете перестраивался много раз. Фотографы засвидетельствовали несколько «версий» моста над ущельем р.Балкли возле этой деревни. На примере этих фотографий хорошо прослеживается изменение конструкции мостов, построенных индейцами.

На рубеже XIX-ХХв.в. провода использовались и при строительстве мостов традиционной, старинной, конструкции. Это хорошо видно на примере двух мостов через р.Кулдо (илл.15, 16).

Следующий этап в изменении инженерных традиций в мостостроении произошел в 1890-х г.г. В этот период индейцы, безусловно под влиянием европейцев, стали экспериментировать с конструкцией, называемой в строительной механике «малая ферма» или «пони-ферма» (илл.35)

До наших дней дошло немалое количество фотографий индейского моста в Аквилгете, который был построен людьми вождя Чарльза в последнем десятилетии XIXв. (илл.36,37). Это сложная конструкция построенная из бревен, жердей, досок и телеграфного кабеля, сочетающая в себе консольный, подвесной и ферменный принципы.

В 1981, археологу Джорджу Макдональду удалось обнаружить на берегу р.Балкли три из четырех семиметровых столбов-стоек (илл.40). Когда мост функционировал, эти столбы располагались на обоих берегах. Конструктивно они являлись вертикально установленными пилонами. Между ними были натянуты кабели, поддерживающие конструкцию. Макдональд, отметив некоторые культурные признаки этих столбов, предположил, что они являлись не просто деталями конструкции: «на двух опорных столбах вырезаны стилизованные фигуры предка, которые согласно традиции, запрещали проход по мосту всем, кто не являлся «торговыми партнерами» строителей моста. Два кольца вокруг каждой «головы», как он сказал [информант -? (ШН)], обозначают линии наследства, они имели большое значение для владельцев моста»[30]

Гернси проводит параллель между этой интерпретацией формы опорных столбов и вышеприведенным упоминанием резных фигур у моста в Кисгагаксе в предании, записанном Барбо. И действительно, если внимательно посмотреть на фотографии моста вождя Чарльза (илл.36), видно, что эти столбы выделяются темным цветом на фоне светлых, свежеизготовленных, деталей. Очевидно, что эти столбы - элемент старинного моста, деталь оставленная индейцами при постройке нового моста. Это подтверждает сакральное и большое культурное значение этих столбов.

В 1912г. компания Крэддок и Ко построила первый мост через р.Балкли возле Аквилгета, который должен был стать альтернативой индейскому мосту (илл.38,39). Это был узкий висячий мост. Несмотря на то, что строительством руководили профессиональные инженеры, этот мост не выдержал конкуренции с мостом вождя Чарльза, построенном индейцами. Мост Крэддока сильно раскачивался на ветру и поэтому не пользовался популярностью среди индейцев и поселенцев. Его заменили на более основательный мост в 1932г.

В одной из старых газетных статей, времен строительства моста Крэддока, попалась любопытная информация об «испытании» моста вождя Чарльза. В заметке говорится, что когда индейцы окончили строительство, пятнадцать индеанок взошли на мост и принялись танцевать прямо на его середине, чтобы проверить прочность конструкции. Испытания прошли успешно, и только после этого движение по мосту было «открыто».

Стоит подчеркнуть, что мосты «нового поколения» не сразу вытеснили старинные, традиционные, мосты. Оба типа сосуществовали, по крайней мере, в первых десятилетиях ХХв. Новые мосты могли использоваться для перегона скота, а старинные, вероятно, продолжали использоваться как пешеходные в труднодоступных и отдаленных местах.

Новые индейские мосты, все же не были калькой с мостов, которые строили белые поселенцы. Не вдаваясь в подробности можно отметить, что несмотря на разительное различие со старинными консольно-вантовыми мостами, в них прослеживаются элементы старинной конструкции и взаимосвязь с традицией. Например, несмотря на поперечный настил, устой в виде сруба и ферменную конструкцию моста через р. Бабин возле деревни гитксан Кисгагакс (илл.41), в нем видны конструктивные элементы, характерные для традиционных индейских мостов – наклонные бревна. Хотя у этого моста они уже не являются конструктивными пилонами, т.е. не несут той же функции, и нагрузки как в старинных мостах, они хорошо иллюстрируют преемственность аборигенных инженерных традиций вплоть до 2-й пол. ХХв.

Илл. 34 - 41



Литература и источники:

Buckham - Indian Engineering. Canadian Geographic Journal 1950, 40(41): 174-181.

Elwyn Thomas - Letter to the Colonial Office, Maunscript on file, British Columbia Archives, Victoria British Columbia. 1866

Guernsey Brenda - Spanning the Distance: Aboriginal Bridges of Northwestern British Columbia, 2006. website Royal BC Museum http://142.36.5.21/northwest/bridges/index.html

Hartle George - The Grease Trail of British Columbia. 1940 Challenge 29 December: 5.

Horetzky Charles - Canada on the Pacific: being an account of a journey from Edmonton to the Pacific by way of the Peace River Valley and of a winter voyage along the western coast of the Dominion with remarks on the physical features of the Pacific railway route and notices of the Indian tribes of British Columbia. Dawson: Montreal. 1874

Large R. Geddes - The Skeena: River of Destiny - Mitchell Press Limited: Vancouver, 1957

Legros Dominique – Oral history as history: Tutchone Athapaskan in the period 1840-1920 - Occasional Papers in Yukon History No.3(1), 2007

MacDonald George F, and John J. Cove (Eds) - Introduction. Tsimshian Narratives 2: Trade and Warfare. Canadian Museum of Civilization, Mercury Series. Directorate Paper 3. Ottawa, 1987.

McCullagh - 1908 Autumn Leaves. Aiyansh Notes 1(4): page xviii.

Morice A.G. – Notes archaeological, industrial and sociological on the Western Denes - The Canadian Institute, 1893

Morison Charles Frederick - Reminiscences of British Columbia from 1862 by a Pioneer of the North-West Coast. Manuscript on file, British Columbia Archives, Victoria British Columbia, 1920

Northern Sentinal - Discovery of bridge pole is major historic find, Volume xxviii No. 52, Thursday July 23, 1981

Robb Stewart Andrew - The Collins' Overland or Russian Extension Telegraph project : a pioneer attempt to establish telegraphic communication between North America and Europe, 1968

Sanderson A.B. - Native Bridges of British Columbia. The B.C. Professional Engineer 1974 25(7): 6-8.

Septer - The Hagwilget and Walcott Suspension Bridge. B.C. Historical News Summer Issue, 1994

Teit James - Two Tahltan Traditions - The Journal of American Folklore, Vol. 22, No. 85, 1909

Waddell J.L. - Bridge Engineering

Щусев П.В. – Мосты и их архитектура, М., 1952






Сноски и примечания:
[1] В ориг. используется англ. слово  withe, которое в словарях переводится как «жгут из лозы» или «жгут из прутьев». Здесь и ниже, вероятно, имеется в виду не лоза (прутья ивы), а лубяные волокна туи. У народов Плато и южной части Субарктических кордильер были развиты технологии плетения из этого растительного материала. Кажется, это подтверждается приведенном ниже сообщением Ч.Морисона, в котором говорится о «cedar withes» - «кедровых жгутах». Кедром в Сев.Америке называют именно тую.

[2] Campbell in Buckham 1950, р.175

[3] Cм. Huurdeman Anton A. - The Worldwide History of Telecommunications – New Jersey, 2003

См. Robb S. A. - The Collins' Overland or Russian Extension Telegraph project …, 1968

[4] См. Waddell J.L. Bridge Engineering

[5] Аквилгет (Агвилгат) – в переводе с языка гитксан означает «место, где живут спокойные люди». На языке бабинов деревня называлась Tse-kya. Иногда упоминается как Упавшая Скала. Расположен на левом берегу р.Балкли в 5км выше впадения ее в р.Скина. В настоящее время индейский поселок и резерват Аквилгет находится там же, но выше по берегу. http://www.hagwilget.com/index.php/about/history/

[6] Гернси ссылается на неопубликованные рукописи Ч.Морисона [Charles Morison 1919: 26]

[7] Large, p.26; Septer , p.20

[8] Wastonquah, Watsonkwa - искаженное Waz Dzun Kwuh, так называли р.Балкли бабины. (Extracts from the report of A.L. Poudrier, PLS, December 1891) http://apps.gov.bc.ca/pub/bcgnws/names/1662.html; http://www.hagwilget.com/index.php/about/history/

[9] Т.Elwyn, 4 sept. 1866

[10] Шевалье Блондин – известный и популярный во 2-й пол.19в. канатоходец

[11] Horetzky, р.103

[12] Teit, p. 316

[13] яз. кэрьер tl'inaɣeti - жирная тропа

[14] Гернси ссылается на неопубликованные рукописи Ч.Морисона [Morison 1919: 25]

[15] Legros D., vol. II, р.256

[16] Teit, p.314

[17] Гернси ссылается на неопубликованные рукописи Ч.Морисона [Morison 1919: 25]

[18] Т.Elwyn, 4 sept. 1866

[19] У истоков р.Кранберри (досл.пер. c англ. р.Клюквенная, также известна как р.Лосося, р.Анхаун), левого притока р.Насс, соединялись индейские тропы ведущие к р.Киспиокс (земли гитксан), к Китванкулу (деревня гитксан). к р.Стикин (земли талтан), и вниз по р.Насс к деревне цимшиан Гитлаксдамск, далее к океану. См. MacDonald and Cove, 1987

[20] McCullagh 1908: xvii

[21] Hartle, р.5

[22] Buckham, р.178

[23] Щусев, с.5

[24] Buckham, р.178

[25] Томас Elwyn, 4 sept. 1866

[26] Стенограмма полевых аудиозаписей М.Барбо выполнена Б.Гернси. (Canadian Museum of Civilization, Archives, Marius Barbeau Fonds, Northwest Coast files, The Four Adaawax Binders. Laxgibuu Adaawx #071.)

[27] См. Emmons G.T. – The Tlingit Indians - University of Washington Press, 1991

[28] Morice, р.91

[29] Septer, р.20

[30] Northern Sentinel, 1981






 

       


 


ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ АТАПАСКАХ СУБАРКТИКИПЕРВОИСТОЧНИКИИСТОРИЯ И ЭТНОГРАФИЯФОЛЬКЛОРЛИНГВИСТИКАФОТОФОРУМГОСТЕВАЯ КНИГАНОВОСТИ
сайт создан 10.09.2010

- ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ САЙТА НЕ ЗАБЫВАЙТЕ УКАЗЫВАТЬ АВТОРОВ И ИСТОЧНИКИ -
ДЛЯ ПУБЛИЧНОГО РАСПРОСТРАНЕНИЯ СТАТЕЙ, ОТМЕЧЕННЫХ ЗНАКОМ "©", НЕОБХОДИМО РАЗРЕШЕНИЕ АВТОРОВ
                         
                                                                                     МАТЕРИАЛЫ ПОДГОТОВЛЕНЫ И ВЫЛОЖЕНЫ В ПОЗНАВАТЕЛЬНЫХ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ЦЕЛЯХ И МОГУТ ИСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЙ 


ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS