NORTERN ATABASKAN /СЕВЕРНЫЕ АТАПАСКИ
Документ без названия

~Насельники Дикого Севера~

 





СОДЕРЖАНИЕ САЙТА :  /  ИСТОРИЯ И ЭТНОГРАФИЯ  /  Защитное вооружение северных атапасков - Н.Шишелов



Защитное вооружение северных атапасков - Н.Шишелов

                   
                        ЗАЩИТНОЕ ВООРУЖЕНИЕ СЕВЕРНЫХ АТАПАСКОВ
                                                       
                                                                 Н. Шишелов


Изучение защитного вооружения атапасков Субарктики осложняется тем, что до наших дней не дошло ни одного образца их щитов и доспехов, этих предметов нет ни в одной музейной коллекции. Более того, сведения, содержащиеся в доступных источниках, за редким исключением, исходят не из первых уст. Защитное вооружение у атапасков, по всей видимости, повсеместно полностью вышло из употребления к середине XIX в., а на востоке североатапаскского этнического массива, то есть в бассейне р. Маккензи, еще раньше, в связи с более ранним распространением огнестрельного оружия в этом регионе. Последние достоверные сведения об использовании на войне щитов и доспехов относятся к центральным районам Аляски начала 1850-х гг. Уже на рубеже XIX - XX вв. полевым этнографам при сборе информации приходилось опираться исключительно на описания информантов, которые сами вряд ли пользовались защитным вооружением, а порой даже не видели этих деталей боевой амуниции и знали о них только по рассказам предшествующего поколения. Археология не дает никакой информации по данному предмету, так как щиты и доспехи изготавливались из материалов недолговечных - кожи и дерева. Эти обстоятельства делают невыполнимой задачу детальной реконструкции защитного вооружения индейцев, населяющих таежную зону запада Канады и центральных районов Аляски. Однако, аналогичные артефакты народов соседних культурных <117> ареалов, сохранившиеся в музейных коллекциях до наших дней, и их описания, дают общее представление о конструкции атапаскского защитного вооружения разных типов.

Этнограф Р. Маккеннан, проводивший полевые исследования среди танана и кучинов в 1929-1933 гг., сделал предположение, что территории, занимаемые верхними танана, расположены на границе ареала распространения доспехов, и атапаскски, живущие севернее и восточнее верховьев р. Танана вообще не использовали боевые доспехи. Никаких данных, которые могли бы отодвинуть границу распространения доспехов к северу от указанной Маккеннаном точки, действительно нет, однако на восток, по р. Лиард, область их распространения простиралась вплоть до р. Маккензи. Относительно распространения щитов, Маккеннан пришел к заключению, что, в отличие от обитающих на тихоокеанском побережье эяков, ближайших родственников атапасков, которые пользовались на войне щитами из козьих кож, в ценртальных областях Аляски «щиты любого вида были неизвестны, что, по видимому, справедливо для всех аляскинских атапасков» [1].

Однако, последнее предположение оказывается ошибочным в свете крайне немногочисленных, но убедительных данных, свидетельствующих об обратном, которые были получены коллегами Маккеннана примерно в тот же период у других групп атапасков Аляски. Ниже будут приведены примеры двух различных типов щитов из этого региона. Несмотря на допущенные Маккеннаном неточности, вызванные, недостатком сведений, и в, первую очередь, слабой координацией между этнографами во времена ранних этнографических полевых исследований, выводы его, в целом верны. Сегодня, располагая различными источниками, можно заключить, что внутри атапаскского этнического массива действительно выделяются два ареала боевого защитного вооружения разных типов. Там, где были распространены щиты, доспехи, за редким исключением, не использовались, и наоборот, у народов, использовавших доспехи, щиты встречались реже. В нескольких локальных областях эти ареалы пересекаются – здесь были и щиты, и доспехи. Доспехи имели распространение, главным образом, среди атапасков, контактировавших с Северо-Западным Побережьем. Все коренные народы этого культурно-исторического региона активно применяли доспехи, и, очевидно, традиция их использования распространилась на атапасков именно из прибрежных районов.

Различие в преобладающем типе защитного вооружения (щит/доспех) в разных областях, очевидно, свидетельствует и о различиях в тактических особенностях ведения боя. Для «ареала щитов» характерна ставка на использование в бою наступательного вооружения, тогда как для «ареала доспехов» - оборонительного. Индейские доспехи были весьма громоздки, и конечно же, сковывали движения облаченного в них пешего воина. А значит, приемы ведения боя <118> существенно отличались от приемов воина, использующего для защиты легкий щит, не снижающий его маневренности. Эти различия в военной культуре обусловлены, по видимому, разной степенью мобильности атапаскских народов. У групп, обладающих высокой степенью мобильности, имели распространение щиты, процесс изготовления которых был достаточно прост и быстр, особой ценности они не имели и после боя воины избавлялись от них, как от обременительной ноши. Носить щиты с собой по окончании битвы было нецелесообразно. Доспехи же, изготовление которых – процесс технологически трудоемкий и длительный, имели распространение у групп, ведущих факультативно оседлый образ жизни, имеющих возможность хранить эту ценную амуницию в своих стационарных жилищах. Стоит, однако, подчеркнуть, что вывод о каких-либо существенных различиях в тактике ведения боя в разных ареалах весьма условен, так как защитное вооружение атапасками вообще использовалось скорее спорадически, нежели <119> являлось непременным атрибутом их боевой амуниции. Например, доспехи, как и щиты, могли быть изготовлены воинами в пути во время похода, перед заранее спланированной атакой. Сведений же о применении защитного вооружения обороняющейся стороной существенно меньше. То есть, ставка на защитное вооружение делалась при атаке, а не при внезапной обороне.


ЩИТЫ

Первое описание атапаскских щитов относится к XVIII в. В 1771 г. служащий Компании Гудзонова Залива Сэмуэль Хирн, стал очевидцем атаки крупного, по меркам Субарктики, военного отряда чипевьян численностью более 50 воинов на эскимосское селение в низовьях р. Коппермайн. Битва, состоявшаяся 17 июля 1771 г., вошла в историю как резня у Кровавого Водопада. Нападению на ничего не подозревающих эскимосов предшествовала тщательная подготовка. Еще за два месяца до атаки, когда индейский отряд достиг тундровой зоны, все воины «изготовили щиты, прежде чем мы покинули леса Клоуи. Эти щиты, шириной в два фута и три фута в длину, были набраны из тонких досок, толщиной около трех четвертей дюйма, и предназначались для отражения эскимосских стрел»[2]. Только 16 июля, непосредственно накануне нападения, когда разведчики обнаружили эскимосское стойбище, индейцы окончательно подготовились к бою, придав снаряжению дополнительно и магическую защиту. Хирн пишет: «Когда мы прибыли на западную сторону реки, каждый [воин] разрисовал свой щит. Некоторые изобразили символ солнца, другие символ луны, кое-кто разного вида птиц и хищных зверей. Многие рисовали вымышленных существ, которые, согласно их неразумным представлениям, являются обитателями различных стихий, Земли, Моря, Воздуха и т.д. В ответ на вопрос, зачем это делается, я узнал, что каждый человек нарисовал на своем щите с изображение того существа, на которое он больше всего полагался в получении успеха в предстоящем сражении. Некоторые довольствовались одним изображением, а другие, как я полагаю, сомневающиеся в способностях и силе какого-нибудь одного существа, покрывали щиты до самого края группой иероглифов, значение которых было непонятно абсолютно никому, кроме самого художника. Действительно, из-за спешки, в которой протекало это необходимое занятие, из-за отсутствия каких-либо цветов, кроме красного и черного, и из-за недостатка художественного мастерства, большинство этих картин выглядели, скорее, как несколько случайных клякс, чем как “всяческие существа, находящиеся на земле, в воде или под землей”. И хотя некоторые дали довольно сносное разъяснение смысла и предназначения этих изображений, все же они были в значительной <120> степени хуже рисунков на наших указателях в Англии» [3]. После побоища, невольным свидетелем которого стал Хирн, на одной из досок от индейского щита путешественник вырезал дату посещения крайней точки экспедиции и установил близ места событий.[4] То есть, индейцы избавились от своих щитов, ведь они стали ненужной ношей.

Деревянные щиты, очевидно, такие же, как у чипевьян, то есть набранные из узких досок, изготовленных из тонких стволиков, использовали слэйв[5]. В низовьях р. Маккензи, согласно сведениям информантов Э. Птито, сату и кучины в старые времена пользовались на войне щитами[6], но, к сожалению, никаких сведений о их конструкции и даже материале изготовления нет. Скорее всего, в этом регионе щиты также делались из деревянных планок и были подпрямоугольной формы. С деревянными щитами ходили на войну и секани. Они назывались аскуани, были продолговатой формы и, согласно сведениям, полученным Д. Дженнессом, покрыты с внутренней стороны клееным слоем песка и гравия[7]. Видимо, в данном случае информант допустил ошибку в описании, так как технология проклейки с песком применялась для изготовления кожаных щитов и доспехов, а на защитные свойства деревянного щита это положительно не повлияет.

Есть сведения об использовании деревянных планочных щитов на Аляске, в среднем течении Юкона. Сообщение о них содержится в дневнике военного хирурга Э. Адамса, опрашивавшего непосредственных свидетелей атаки верхних коюконов на русский пост Нулато 4 марта 1851 г. В качестве элемента снаряжения коюконских воинов Адамс упоминает щиты, сделанные из грубо обработанных досок. Примечательной особенностью конструкции были прорези для глаз по верхнему краю щита[8].

Легкие щиты, сделанные из нескольких слоев сыромятной кожи упоминаются в исторических преданиях биверов. Вот как описывается рукопашная схватка между двумя легендарными воинами, вооруженными щитами: «у большого человека была бизонья сыромять, а у Вонйони такие же бобровые кожи. […] Вонйони сделал финт. Соперник решил, что удар придется ему по голове, и поднял вверх свою бизонью кожу. И тут Вонйони ударил ниже, переломав ему ноги, и убил. Говорят, он был грозен, хотя и был мал ростом»[9]. <121> Среди атапасков упоминания о кожаных щитах не встречается больше ни у кого, кроме биверов, живущих в зоне контакта с регионом Великих Равнин, для индейцев которого, как раз, и характерен данный тип щитов. Наиболее вероятно, что щиты биверов имели круглую форму и такую же конструкцию, как у степных индейцев. Однако, при сравнении традиций различных культурных регионов, даже в зоне контакта, в как в данном случае, при широких экстраполяциях высока вероятность ошибок. Военные традиции народов разных культурных ареалов имеют существенные региональные различия, обусловленные, в первую очередь, различиями природных условий в разных зонах. В качестве примера можно привести щиты больших размеров, характерные для военного дела пеших народов открытых пространств. Так, на северо-западе Великих Равнин до появления лошади индейцы применяли в сражениях очень большие кожаные щиты, за которыми могли укрыться два воина[10]. Это были щиты стационарного типа и применялись в начале сражения, для защиты от стрел при ведении дистанционного лучного боя на открытой местности. Устанавливались они на земле перед боевым линейным строем. Целесообразность применения больших стационарных щитов в тайге, где много естественных укрытий, в отличие от степной и тундровой зоны, вызывает большие сомнения. В приведенном фрагменте из предания биверов речь явно идет о небольшом легком щите, предназначенном для защиты в ближнем бою. Щиты же больших размеров, по всей видимости, атапасками не применялись. В фольклоре хэа использование щитов большого размера приписывается врагам. В легенде о войне с неким малорослым народом (возможно, эскимосы) контраст в вооружении индейцев и их врагов отражен в гиперболизированном виде: «ρata-yan были очень маленькими людьми, и ими кишела страна, которую они населяли. С ними было очень трудно справиться, потому что когда на них нападали, они все вместе накрывались большим щитом, под которым исчезали»[11].

Редкий и совершенно не характерный для Субарктики случай представляют плетеные щиты. Они были распространены у кэрьеров и, скорее всего, также у культурно близких им чилкотинов. Изготавливались они посредством очень плотного переплетения веток или прутьев ирги, либо других кустарниковых пород с подходящими свойствами древесины. По сведениям, полученным Э. Морисом от информантов кэрьеров в конце XIX в., такой щит назывался ’kei-lla-thən (досл.: «ива (или береза) – рука – сжимает»). Щит был овальным, напоминая формой римский клипеус. «В настоящее время, – добавляет Морис, – образцов, доступных для иллюстрации, нет»[12].<122>

Еще более специфичный тип щита отмечен у танайна. Информант из зал. Качемак рассказывал К. Осгуду о неком маленьком «палицеобразном» костяном щите длиной всего около 40 см, однако, как отмечает этнограф, нет уверенности, что сам индеец когда то видел такие щиты. По описанию, не вполне внятному, щит состоял «из кусков костей, которые скрепляются еловой смолой и связываются сухожилиями. Таким образом изготавливается оружие около шестнадцати дюймов в длину и диаметром как палица [видимо, имеется в виду диаметр костяных элементов]. Им быстро размахивают перед лицом и телом, отбивая стрелы». У другой локальной группы танайна Осгуду удалось зафиксировать также же весьма смутные воспоминания об узких щитах прямоугольной формы размерами 75-90×30 см: «в Кенае рассказывают, что щит держал один человек, стоящий на носу лодки, защищая остальных. Более не имеется никаких подробностей, кроме утверждения, что длина такого щита составляла приблизительно от двух с половиной до трех футов, а ширина один фут, и у него была рукоятка длиной восемь дюймов»[13]. Несмотря на то, что сведения о щитах танайна весьма ограничены и носят отрывочный характер, все же они содержат очень важную информацию о тактичском применении щитов данного типа в бою. В отличие от других типов, щиты танайна были очень узкими, не закрывающими обзор и приспособленными для активных движений. Очевидно, что применение их в бою было аналогично австралийскому тамарангу и квайре («дубиночному» щиту) африканского народа динка - воин отражал удары противника резкими поворотами щита в фронтальной плоскости по широкой траектории, а не укрываясь за ним[14]. Разница лишь в том, что тамаранг и квайре использовались, главным образом, в ближнем бою для защиты от ударного оружия, танайна же применяли свои щиты и для защиты от стрел в дистанционном бою, что, безусловно, требовало очень высокого уровня техники владения данным видом защитного вооружения.

Приведенное сообщение о палицеобразном щите представляет особый интерес. Традиционные атапаскские палицы из рога карибу были «˦» - образной формы, имея внешнее сходство с тонфой – оборонительно-наступательным оружием народов Юго-Восточной Азии, с той разницей, что короткий отросток атапаскской палицы являлся ударной частью оружия, а не рукоятью, как у тонфы. Если информант Осгуда имел в виду сходство щита и именно такой палицы, то возможно, щит этот был аналогичен тонфе и в тактическом применении. В щите, короткий отросток рога, возможно, как и у тонфы служил рукоятью, а к длинной части крепились дополнительные костяные или роговые элементы, увеличивая площадь защиты. Однако, это умозрительное заключение вряд ли найдет подтверждение или будет опровергнуто в силу отсутствия более подробных сведений об этом защитном оружии танайна. Описанный щит, скорее всего, представляет собой <123> редкий частный случай, так как если бы этот тип имел широкое распространение, то такие щиты, изготовленные из хорошо сохраняющегося материала, должны были бы попасть в музейные коллекции вместе со многими другими предметами материальной культуры танайна[15].


ДОСПЕХИ

Как сказано выше, наиболее активное применение боевые доспехи имели среди индейцев тихоокеанского побережья вплоть до северной Калифорнии, среди же атапасков ареал распространения доспехов практически ограничивается группами, имевшими прямой контакт с народами Северо-Западного Побережья. Сведений об использовании доспехов атапасками, занимающими смежное по отношению к Побережью территории, значительно меньше. Это свидетельствует о том, что атапаскские группы, контактирующие с Побережьем, в отношении военных традиций имели множество сходных черт. Как на Побережье, так и в прилегающих районах Субарктики доспехи представлены двумя типами: это доспехи деревянные шинного типа (состоящие из вертикальных элементов), и доспехи кожаные. В полном боевом снаряжении могли совмещаться оба типа: поверх деревянного доспеха дополнительно надевался кожаный. Однако не обязательно это было так – воин мог быть облачен только в деревянную или только в кожаную броню. Стоит сразу отметить, что защитные поножи и наручи атапасками не применялись.

Чилкотины «во время войны на груди и спине носили своего рода деревянные доспехи длиной до пояса. Такая защита в форме безрукавой рубахи делалась из крепких палочек диаметром около дюйма, скрепленных кожаными шнурами, и этого было достаточно для отражения стрел».[16] У кэрьеров существовал такой же доспех, который называлсяtcən’i. Это была «деревянная кираса, которую воины кэрьеры использовали для защиты от вражеских стрел. Как правило, она набиралась из высушенных прутьев Amelanchier alnifolia (или canadensis)[17], расположенных параллельно друг другу и скрепленных между собой посередине и по обоим краям переплетением из шнура из кожи карибу. Она была идентична деревянным доспехам, прежде использовавшимся среди прибрежных племен, от которых, несомненно, и была заимствована. Сам я никогда не видел ни одного экземпляра» - пишет Э. Морис[18]. Помимо деревянных, у чилктинов и кэьеров также были и кожаные доспехи. У последних они назывались pe-sta <124> (досл.: «то, в чем [воин] сидит»). Этот доспех «имел вид безрукавой туники [19], доходящей до колен, так, что он защищал все тело, потому что эти аборигены, как правило, стреляли с колена. Материалом для изготовления была лосиная кожа. Ее кроили по определенному образцу, сшивали, размачивали в воде, а затем многократно натирали песком на берегу ручья или озера. После высыхания, кожу, с прилипшим к ней мелким песком и галькой, покрывали основательным слоем осетрового клея. Перед сушкой ее снова натирали песком, а потом покрывали новым слоем клея. Этот процесс повторялся три или четыре раза, после чего получались доспехи, отлично защищающие от стрел»[20]. Доспехи могли храниться в жилище воина, либо быть изготовленными в пути во время военного похода. Так, в историческом предании кэрьеров о войне с китаматами, рассказывается, как предводитель отряда сделал доспех из медвежьей шкуры с шерстью и когтями: «они столкнулись с огромным гризли. Кви-с убил его, снял шкуру не отрезая лап, и выложил внутреннюю поверхность шкуры плоскими камешками, чтобы получился доспех с непробиваемой подкладкой»[21]. В другом предании, повествующем о серии взаимных атак между кэрьерами и чилкотинами, описывается облачение готовящегося к обороне воина в комбинированный доспех, который был столь громоздким, что самостоятельно надеть его он был не в состоянии: «жена Кункуса поспешно помогла ему надеть двойной доспех, состоящий из приспособления, сделанного из сухих, отверделых прутьев ирги, поверх которого надевался песта – безрукавый, туникообразный панцирь из лосиной кожи, покрытый клееным слоем песка и гравия. Облаченный в эту броню, он вышел и начал яростно отстреливаться от врагов. Он стрелял, пока не иссяк запас стрел, пока не упал, пронзенный стрелой, <125> прятавшийся между ног отца, его маленький сын»[22]. Об аналогичном комбинированном доспехе рассказывали Д. Эммонсу талтаны: «они утверждают, что использовали на войне защитное одеяние из жесткой дубленой кожи лося или [горной] козы, под которое иногда надевали доспехи из деревянных прутьев, сплетенных между собой идущими поочередно полосами витых сухожилий и шнура из козьей шерсти»[23]. Такие же доспехи прослеживаются и далее на север в зоне культурного контакта с Северо-Западным Побережьем. От приведенных выше описаний они отличаются лишь незначительными особенностями в материале изготовления и конструкции. Осгуд сообщает, что «танайна делают доспехи, связывая березовые палочки в вертикальном положении, переплетая их бабичем[24] сверху и снизу. Такой тип распространен в Кенае, в Верхнем фьорде, и в районе Тионека. Доспех доходит от шеи до бедер. В Кенае, по описаниям, вместо березовых палочек использовали планки шириной три дюйма, сделанные из твердой горной ели. Кроме того, воины из Кеная и Тионека, и, в особенности, воины из залива Качемак, носят кожаные доспехи, которые делаются из кожи бурого медведя, раскроенной и сшитой как парка, поверх которой наносятся чередующиеся слои еловой смолы и песка, до тех пор, пока доспехи не станут достаточно прочными, чтобы выдерживать пробивную способность стрелы. Информанты из Кеная говорят, что такие доспехи закрывают лицо, и в них есть два отверстия для глаз, а толщина их может достигать двух дюймов»[25]. У атна существовало два названия для доспехов из палочек: tcen-dghaec и ggaan' ditaani. Любопытно отметить, что личинка стрекозы напоминает атна существо, одетое в доспехи. Это водное животное зовется у них cen-ggaec-t'aeni («тот, кто в покрове из палок»)[26]. Информации о кожаных <126> доспехах у атна в рассмотренных источниках не обнаружено, однако наверняка этот тип доспеха также был им известен, так как атна занимают территории, входящие в ареал распространения комплексного доспеха. Выпадение одной группы из общей территориальной тенденции кажется маловероятным. С большой степенью вероятности распространение доспехов (по крайней мере кожаных) можно экстраполировать на тагишей и тутчонов. Верхние танана деревянные доспехи не использовали, хотя считали, что такой доспех, который назывался ditcin-ek («деревянная рубаха»), был у их культурного героя по имени Ца-о-ша. Очевидно, танана сталкивались с врагами, облаченными в деревянные доспехи. Кожаные доспехи применялись ими лишь в редких случаях, и носили их только богатые люди, как <127> показатель высокого статуса. Как и у танайна, доспех делался из медвежьей кожи и покрывался слоем песка на смоляном варе[27].

В регионе р. Маккензи доспехи не использовались, видимо, нигде, за исключением слэйв низовий Лиарда. Хотя эта группа занимает территории сильно удаленные от основного ареала распространения доспехов, у них существовали деревянные доспехи из ивовых прутьев [28]. По всей видимости, эта традиция была заимствована ими от каска, населяющих верхнее течение Лиарда и близких по культуре талтанам. В целом, для атапасков Маккензи использование доспехов не характерно. Тем не менее, в низовьях Маккензи существовали вполне четкие представления о внешнем виде кожаных доспехов и их применении, что должно свидетельствовать о происходивших некогда военных столкновениях с достаточно отдаленными западными группами. Согласно индейским легендам, вражеские «воины прикрыли свои груди туниками из лосиной кожи, покрытой множеством мелких камешков, сворачивающиеся на подобии створок, что делало их неуязвимыми для стрел» [29].

В центральных районах Аляски элементом защитной экипировки воинов были специфические нагрудники. Эта деталь боевого костюма упомянута Э. Адамсом в отмеченном выше сообщении о резне в Нулато. Адамс пишет, что напавшие на русский форт коюконы были облачены в куртки из толстой лосиной кожи с нагрудниками из зубов карибу. Этнограф Ф. де Лагуна, высказывает предположение, что, должно быть, такие нагрудники изготавливались не из зубов, а из небных костей карибу, нашитых на кожу внахлест друг на друга. Аналогичная технология использовалась аляскинскими атапасками в женских ремнях[30]. Если это предположение верно, то мы имеем дело с грудным костяным доспехом чешуйчатого либо ламеллярного типа.



ШЛЕМЫ

Шлемы – исключительная редкость в боевой амуниции атапасков. Достоверные сведения об окказиональном использовании шлемов существуют только для чилкотинов и талтанов. Л. Фарранд во время Джезуповской экспедиции выяснил, что воины чилкотины иногда надевали в бой, помимо доспехов, толстые и крепкие кожаные шлемы, очевидно сделанные из сыромяти, «покрывающие голову полностью, кроме лица»[31]. Талтаны, по утверждению информантов Д. Эммонса, пользовались на войне деревянными шлемами[32]. Возможно, они были не местного, а тлинкитского производства, так как деревянный шлем – характерный элемент <128> боевого облачения тлинкитов.Некие наголовники, несущие функцию физической и магической защиты упомянуты в историческом предании индейцев р. Таку [33]: «талтан выстрелил ему в голову из ружья, но пуля отрикошетила от его берестяного наголовника. В те времена бересту обрабатывали кровью гризли или жиром, для более надежной защиты, потому что дух крови гризли придает магическую силу»[34]. В целом же шлемы – элемент не характерный для военной культуры атапасков. Некоторое представление о деревянных шлемах имелось у атапасков низовий р. Маккензи. Шлемы здесь упоминаются в легендах и преданиях, но именно, как элемент снаряжения врагов. Согласно фольклору, шлемы носили «древние враги с запада»[35]. В легенде кучинов говорится: «Еще существовал другой очень могущественный народ, воины которого носили на голове шапки из шаровидного дерева, похожего на древесные наплывы на наших елях. На грудь они надевали одежду, состоящую из маленьких камешков, скрепленных сосновой смолой. Они также были вооружены большими щитами, подвешенными на правом плече, и каменными дротиками, насаженными на длинные древки. Их было очень нелегко победить […] враги в деревянных шлемах обратились в бегство»[36]. У танайна существует историческое предание о сражении с эскимосами, в котором описывается комичная ситуация, когда вражеский предводитель, носивший тяжелый деревянный шлем, упал на литорали, голова его завязла в прибрежном иле и он был пленен индейцами[37]. Этот фольклорный текст хорошо иллюстрирует, что танайна воспринимали боевые шлемы как элемент чуждой культуры. <129>




Ссылки и примечания:

[1] Mackennan 1959: 97.

[2] Hearne 1911: 149.

[3] Hearne 1911: 176.

[4] Hearne 1911: 54.

[5] Jenness 1977: 390.

[6] Petitot 1875 in Morice 1893: 149-150.

[7] Jenness 1937: 18.

[8] Laguna 2000: 175.

[9] Goddard 1916: 248.

[10] Секой 2018: 74.

[11] Petitot 1886: 224.

[12] Morice 1893 :117.

[13] Osgood 1937: 111.

[14] Стоун 2010: 594, 734.

[15] В музейных коллекциях материальная культура танайна представлена в лучшей степени, чем прочих атапасков, в силу того, что танайна живут на побережье зал. Кука - в местах, часто посещавшихся европейцами с конца XVIII в., а не в труднодоступных таежных и горных районах.

[16] Farrand 1899: 647.

[17] Ирга ольхолистная и ирга канадская.

[18] Morice 1893: 117.

[19] По форме кроя более верным будет сравнение с хитоном, а не с туникой.

[20] Morice 1893: 149.

[21] Jenness 1934: 233; Также см. Ibid. 238: тот же сюжет, но вождя зовут Нэконашас.

[22] Morice 1906: 17.

[23] Emmons 1911: 116.

[24] Бабич – шнур из сыромятной кожи.

[25] Osgood 1937: 111.

[26] Kari 1990: 114,190.

[27] Mackennan 1959: 97.

[28] Jenness 1977: 390.

[29] Petitot 1875 in Morice 1893: 149-150.

[30] Lagoona 2000: 175.

[31] Farrand 1899: 647.

[32] Emmons 1911: 116.

[33] В XIX в. в среднем течении р. Таку обитали внутренние тлинкиты. В их культуре много элементов таежных адаптаций, так как эта группа возникла в процессе экспансии тлинкитов во внутренние районы материка и формировалась на атапаскском ассимиляционном субстрате.

[34] Williams J. https://trt.geolive.ca/stories.html  

[35] Petitot 1875 in Morice 1893: 149-150.

[36] Petitot 1886: 80-81.

[37] Kalifornsky 1977: 77.



Источники:

Секой Ф. Р. Изменения в военном деле индейцев Великих Равнин (XVIII- начало XIX вв.) М., Tomagawk Press, 2018.

Стоун К. Д. Оружие и доспехи всех времен и народов. Строение, применение, изготовление и украшение оружия. М., Астрель, 2010.

Emmons G. T. The Tahltan Indians. University of Pennsylvania Museum Anthropological Publication Vol. IV, № 1, 1911.

Farrand L. The Chilcotin //Report of the 68 Meeting of the British Association for the Advancement of Science. London, 1899. pp. 645-648.

Goddard P. The Beaver Indians. Anthropological Papers of the American Museum of Natural History, Vol.10, № 4, 1916. pp. 200-293.

Hearne S. A Journey from Prince of Wales’s Fort in Hudson’s Bay to the Northern Ocean in the years 1769, 1770, 1771 and 1772. Toronto, 1911.

Jenness D. Myths of the Carrier Indians of British Columbia // The Journal of American Folklore, Vol. 47, № 184/185, 1934, pp. 97-257.

Jenness D. The Sekani Indians of British Columbia. Ottawa, 1937.

Jenness D. The Indians of Canada. Ottawa, 1977.

Kalifornsky P. Kahtnuht’ana Qenaga. The Kenai People's Language. Fairbanks, Alaska Native Language Center, 1977.

Kari J. Ahtna Athabaskan Dictionary. Fairbanks, Alaska Native Language Center, 1990.

Laguna F. de. Travels among the Dena: exploring Alaska's Yukon Valley. University of Washington Press, 2000.

Mackennan R. A. The Upper Tanana Indians. New Haven, 1959.

Morice A. G. Notes archaeological, industrial and sociological on the Western Denes. Toronto, 1893.

Morice A. G. The History of the Northern Interior of British Columbia (Formerly New Caledonia) 1660 to 1880. London, 1906.

Niblack A. P. The Coast Indians of Southern Alaska and Northern British Columbia. Washington, 1888.

Osgood C. The Ethnography of the Tanaina. New Haven, London, 1937.

Petitot E. Appendice Relatif aux Armes de Pierre des Indiens Arctiques. Paris,1875.

Petitot E. Traditions indiennes du Canada nord-ouest par Émile Petitot ancien missionaire. Paris, 1886.

Williams J. Lingit kusteeyi: What my Grandfather taught me // Taku River Tlingit Place Names https://trt.geolive.ca/stories.html



Опубликовано: Военно-исторический журнал Parabellum novum  № 11 (44). СПб.,2019. С.117-129.



my site













 














         НА КНИЖНУЮ ПОЛКУ

             

                           450 р.




    Горизонтальное меню сайта






                                                                                             
                                                                                                                                                                               сайт создан 10.09.2010

                                            При копировании и использовании материалов сайта не забывайте указывать авторов и источники. 
                                     Для публичного распространения статей, отмеченных знаком копирайта "©", необходимо разрешение авторов. 
                          Материалы подготовлены и опубликованы в познавательных и образовательных целях и могут использоваться для  исследований.



ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS