СЕВЕРНЫЕ АТАПАСКИ

 Насельники Дикого Севера


ПОИСК ПО САЙТУ:




                                                                                                                 


Том 1, глава 19

Том 1, глава 19

5 сентября [1834 года] из форта Ванкувер вернулся мистер Диз. Вид наших «садов»  и их дары вызвали у него большое удовольствие. Кроме того, мы заготовили богатый запас лосося, так что не было никаких причин для временами посещающих нас опасений. В начале ноября мы наконец-то получили депеши с восточных склонов гор. Это как всегда стало радостным событием, однако сведения, в них содержащиеся, на сей раз опечалили нас, потому что наш высокочтимый комендант собрался оставить нас, получив разрешение на посещение цивилизованного мира для медицинского обследования – ближайший врач находился в 5 000 миль отсюда!

В начале зимы нас пригласили на пир, устроенный в честь великого вождя, который умер несколько лет назад. Индеец, передавший нам приглашение, с невообразимо важным видом прошествовал в комнату. Посыпав наши головы пухом, он произнес имя руководствующего вождя и удалился, не произнося больше ни звука. Для меня это приглашение было более чем желанным, ведь, хотя я много слышал о индейских праздниках, мне никогда не доводилось на них присутствовать.

Поздним вечером мы направили наши стопы к «дому пира» - большой хижине, временно возведенной по этому случаю. Там мы застали многочисленных гостей, уже собравшихся и сидящих вокруг праздничного «стола». Приготовленные для нас места были свободны – мистер Диз занял свое место рядом с Квау1- великим вождем, а мы, его meewidiyazees - маленькие вожди, сели в ряд. Все гости располагались в два ряда: вожди и старейшины сидели возле стены, это был внешний ряд присутствующих на пиру, а молодые люди образовывали внутренний ряд. Между ними оставалось свободное пространство около трех футов в ширину. По всей длине постройки, с небольшими промежутками, было навалено неимоверное количество жареного мяса - медвежьего, бобрового, а также свистунов, то есть сурков. На этом празднике обжорства и литья елея на стол были поданы такие лакомства как ягоды, смешанные с прогорклым лососевым жиром и икра, которую продержали закопанной в земле двенадцать месяцев, чтобы придать ей приятный аромат. Икра и мешанина из ягод подавались в деревянных корытах. Каждый из присутствовавших отведал этих яств большой деревянной ложкой2. Радостное застолье сопровождалось песней, к которой присоединились все: 

«Я подхожу к деревне,
Йа ха хе ха, йа ха ха ха 
И слышу голоса многих людей,
Йа ха и т.д.
Тявкание собак.
Йа ха и т.д.
Лосось в изобилии,
Йа ха и т.д.
Хороший ягодный сезон.
Йа ха и т.д.»

Одновременно с песней началось уничтожение гор мяса. Как ни старались гости, неустанно и напряженно поглощая угощения, продвигалось это довольно медленно. Однако соблюдался большой порядок. Родственники умершего выступали в качестве официантов, все они то и дело хватали по куску жареной бобрятины, или еще чего-нибудь, и, присев перед кем-нибудь из гостей, навязчиво предлагали ему мясо, которое гость одобрительно принимал обеими руками (в этом обряде принимают участие как мужчины, так и женщины). Если гость выказывал нежелание, на него наседали, и навязчиво, но в учтивой манере, уговаривали съесть угощение:  «будь любезен, оторви кусочек, прошу тебя»; «мне радостно видеть, с каким аппетитом ты ешь»; «ну же, набей свой живот этим куском превосходного медвежьего сала». И гость вынужден набить свой живот, либо, во избежание катастрофы, ему придется платить неустойку. Откупившегося таким образом гостя признают повергнутым вежливостью хозяев, щадят и оставляют в покое. Яства больше не всучают ему, но кладут в чашку перед ним. Хорошо зная о том, что мы не сможем отстоять честь нашей страны в подобном состязании, мы оплатили свою неустойку под натиском хозяев еще в начале пира и оставили наши порции, чтобы разделаться с ними уже дома3.

Конкурс обжорства закончился также как и начался - песнями и танцами. К последнему развлечению, однако, мало кто из присутствующих был в состоянии присоединиться. Затем началось примитивное драматическое представление. Первым появился на сцене старый Квау, вождь некаслай4, в образе медведя. Эту роль он сыграл очень хорошо: бросившись из берлоги и яростно рыча, он преследовал охотника – вождя с волока Бабин, защищавшегося длинным шестом. Оба актера имитировали жестокую борьбу, двигаясь к дальнему концу постройки, и вышли из хижины. Затем появились ревнивый муж с женой в масках; женскую роль исполнял также мужчина. Этот акт спектакля показался мне довольно скучным; муж просто сидел сбоку от своей пассии, пристально наблюдая за ее движениями, и ни за что не позволял ей ни заговорить, ни даже посмотреть на кого-нибудь из молодых людей. Что касается других персонажей, то один олицетворял оленя, другой волка, третий чужака секани. Медведь, кажется, вызвал у зрителей наибольший восторг.

Все зрелище довольно интересно тем, что представляет собой первые грубые попытки театрального представления у диких людей,  и это, в какой-то мере,  сгладило впечатление от несколько отвратительных сцен, свидетелями которых нам довелось стать. В заключении праздника присутствующие обменялись подарками, и все разошлись.

Двое молодых людей, индейцев из штата Орегон, которые получили кое-какое образование в Ред-Ривер, возвратившись на родину, привнесли в туземную среду особого рода религию, основанную, похоже, на христианстве, смешанном с некоторыми языческими обрядами индейцев. Это религия с удивительной быстротой распространилась по всей округе и этой осенью достигла форта Александрия, нижнего поста дистрикта, и теперь охватила всех нэкаслайан. Церемонии состоят главным образом из песен и танцев. Что касается доктрин, взятых из нашей святой религии, то умы индейцев слишком грубы, чтобы постичь их, а нравы чересчур развращенны, чтобы попасть под их влияние. Туземцы обратились к нам с просьбами дать им просвещение, и наше достопочтимое начальство не пожалело усилий, чтобы осуществить это. Но, увы! По большей части все старания оказались тщетными.

Тем не менее, складывается впечатление, что труд миссионеров все же принес некоторые плоды, им удалось достичь определенных успехов. Но обращение текалли5 в истинную веру становится делом более чем труднодостижимым под влиянием знахарей, которые усиленно сопротивляются [христианской] религии, обличающей царящий по всюду ужасающую порочность и разоблачающей их иллюзии и трюки, и, следовательно, лишающей их прибыли6.

Среди христиан бытует мнение, что нет на земле ни одного народа, полностью отрицающего присутствие в мире Высшего Существа. В противоположность этому мнению я могу привести примеры из речей индейцев этого племени в сравнении с речам сото или оджиббевей, и пусть читатель судит сам. Я слышал, что язычники оджиббевей, устраивая пиры, произносят следующие слова: «Великий Владыка Жизни, тот, кто видит нас всех и кого мы не можем видеть, будь милостив. Я приглашаю тебя присоединиться [к трапезе], брат мой».  Такелли же в подобных случаях подробно описывает, каким образом он убил дичь, но при этом речь его никогда не обращена к божеству.

Когда оджиббевей желает подтвердить истинность своих слов он восклицает, вне всяких сомнений взывая к божеству: «Тот, кому принадлежат наши жизни слышит мои слова, и это правда!». Такелли скажет в таком случае: «Жаба слышит меня!» Спросите у такелли, что станет с ним после смерти, он ответит: «Моя жизнь должна угаснуть, я умру». У них нет представлений о душе7 и о награде или возмездии за земные дела. Оджиббевей на этот вопрос даст иной ответ: «После смерти душа моя отправится либо в землю счастья и всяческих наслаждений, изобилующую дичью, либо в землю вечных мук, где я буду страдать от нужды. Попаду ли я в хорошее или плохое место- зависит от того, какими будут мои поступки здесь». Фактически, в языке такелли нет слов для обозначения имени Божества, духа и души. Когда им превнесли религию, нашим переводчикам пришлось изобретать термин для Божества – Yagasita  - «Небесный Человек». Единственной слышанной мной от них фразой, выражающей хоть какую-то идею о существовании высшего Существа, были слова, которые они говорят, когда пропадает лосось: «Человек, Хранящий Устье Реки, закрыл его своими красными засовами, поэтому лосось не может подняться по реке». Один наш джентльмен, приверженец Римско-католической церкви, учил такелли обносить себя крестным знамением с положенными словами «Au nom du Pere, de son Frere, et puis de son petit Garcon», которые его переводчик перевел им: «Во имя отца, его брата и его маленького мальчика»!

 В начале марта [1835 года] я закончил свои расчеты, составил депеши для штаб-квартир и получил приказ передать их в форт Александрия, куда меня теперь переводили по службе. Этот пост удобно расположен на берегу реки Фрейзера на окраине большой прерии. Окружающая страна красива, здесь много холмов и долин, рощ и равнин.  Почва плодородна и без удобрения навозом дает богатые и постоянные урожаи зерна и овощей, но иногда посевы все же вымерзают. Очаровательная местность, дружественное расположение индейцев и отменная пища, сделали посещение этого поста для меня одним из лучших событий в стране индейцев.

Кроме того, весной ближайшие окрестности просто кишат дичью - фазанами8 и небольшими куликами, а немного поодаль можно поохотиться на уток и гусей. Охота - это превосходный спорт, наряду с возделыванием сада она всегда давала мне возможность проводить время с удовольствием. Однако развлечению не суждено было продлиться долго. В конце мая из Ванкувера прибыл мистер Огден, управляющий факторией, а несколько дней спустя и мистер Фишер с озера Стюарт. Посоветовавшись, мы решили, что мне незамедлительно следует  отправляться в путь на озеро Стюарт.

По прибытии в форт Сент-Джеймс меня ввергло в отчаяние жуткое одиночество, царящее здесь. Я сидел наедине со своими мыслями в зале, где когда-то с друзьями мы так счастливо проводили вечера. Я впал в такое уныние, какого никогда прежде не испытывал. В скорее, к счастью, прибыл мой старый друг мистер Фрейзер, джентльмен веселого и живого нрава. В его компании моя меланхолия быстро ушла прочь. Он пробыл со мной до конца сезона.

Тогда же Ваккан, переводчик, поведал мне подробности дела, произошедшего несколькими годами ранее, последствия которого грозили серьезными неприятностями для поста.

Туземец с озера Фрейзера убил одного из служащих Компании. Как ни странно, не было предпринято никаких шагов, чтобы его наказать. Некоторое время индеец скрывался, а когда понял, что опасаться преследования нечего, вернулся в свою деревню. Наконец его злой гений привел его на озеро Стюарт. [Фортом Сент-Джеймс] в то время командовал Дуглас. Дуглас прослышал, что тот находится в индейской деревне, и хотя гарнизон форта был очень мал, решил, что кровь белого человека не должна остаться неотомщенной. Благоприятная возможность подвернулась, когда индейцы ушли на охоту, и убийца остался в деревне почти один. Дуглас в сопровождении двух своих людей проследовал в лагерь и свершил, как говорил Бэкон9, «жестокую справедливость».Вечером индейцы вернулись с охоты и, узнав о происшествии, пришли в ярость. Они решили отомстить.

Понимая, однако, что Дуглас был под защитой, и что ворота форта заперты,  они решили прибегнуть к индейской хитрости. Старый вождь пошел к форту в одиночку, постучался в ворота и попросил впустить его, что и было исполнено. Он сразу же объявил цель своего визита, заявив, что после произошедшего и он сам и все люди его деревни, где произошло убийство, несут серьезную ответственность перед родственниками погибшего, и что он опасается возможных последствий, и выразил надежду, что белые люди сделают подарки, чтобы унять гнев родственников10. Он продолжал свою речь спокойным тоном и мистер Дуглас решил, что вопрос может быть легко урегулирован. Вдруг раздался другой стук в ворота. «Это мой брат, - сказал вождь, - можете открыть ворота. Он говорил, что собирается сам прийти и услышать ваши слова». Ворота открыли, и в форт ринулось все племя нэкасли с братом вождя во главе. Индейцы сломили мужчин форта, не дав им даже опомниться.

Дуглас, однако, оторвал деревянную стойку от стены холла, и уже собирался обрушить ее на головы индейцев, ввалившихся внутрь, когда вождь схватил его за руки, и крепко стиснул. Жизнь Дугласа висела на волоске. Его окружили тридцать или сорок индейцев, обративших в его сторону свои ножи, и неистово размахивавших ими над головой. С дикими жестами они взывали к вождю: «Убить его? Не убить ли нам его?» Вождь колебался. И вот, в этот критический момент, вперед вышла жена переводчика, дочь торговца мистера Джеймса МакДугала. Лишь решительность и присутствие духа этой женщины спасли Дугласа и пост. Увидев в толпе одного из младших вождей, который всегда проявлял большое дружелюбие к белым, она воскликнула, обратившись к нему: «Как же так! Ты друг белых, и в такую минуту не скажешь и слова в его защиту! Не молчи! Вы все знаете, убийца заслужил смерть. Ведь по вашим обычаям это справедливый поступок! Кровь за кровь. Белые люди не собаки, они любят своих родных также, как и вы! Разве они не должны мстить за убийство?»

Голос героини был услышан и шум тут же стих. Ее отвага ввергла дикарей в трепет. Вождь, к которому она обратилась, внял ее словам и вмешался в происходящее. Его поддержал и старый вождь, у которого не было никаких серьезных причин убивать белого. Он сказал индейцам, что они довольно уже показали свое могущество. Мистер Дуглас и его люди были освобождены. Состоялся мировой договор, после которого индейцы отправились восвояси ликуя по поводу исхода своего предприятия.

Приключения самого Ваккана также заслуживают быть записанными. Однажды индейцами из окрестностей поста Бабин был убит переводчик, метис кри, и убит он был с большой  жестокостью. Убийцы, обагрившие руки в невинной крови ликовали. Они остались безнаказанными. Что бы их покарать была предпринята  лишь одна слабая безрезультатная попытка. Ваккан, однако, твердо решил, что не оставит это так, ведь убитый был его названным братом. И вот, когда Ваккан отправился к посту Бабин с одним индейским парнишкой, тот рассказал ему, что убийцы стоят лагерем в одном из заливов на озере Стюарт. Ваккан не стал пренебрегать возможностью осуществить давно задуманную месть. Опасаясь за жизнь своего спутника больше, чем за свою собственную, Ваккан высадил его на берег вдалеке от их лагеря, наказав ему как можно быстрее направляться домой, если он вдруг услышит много выстрелов. Затем он поплыл в сторону лагеря, и причалил на безопасном для обнаружения расстоянии. Он сбросил всю одежду, оставив только набедренную повязку, и, с ружьем в одной руке и кинжалом в другой, приблизился к лагерю. Подкравшись совсем близко, так что было видно все, что происходило в лагере, он спрятался в кустах и стал наблюдать, выжидая возможность «снять» главаря. Подгадав момент, он с боевым кличем выскочил из своего убежища, и всадил кинжал в сердце врага. Все произошло так быстро, что индейцы не успели даже глазом моргнуть. Увидев ворвавшегося в их лагерь разъяренного мстителя,  они поспешно бежали в лес. Ваккан храбро отомстил им, убив «собаку», который убил его брата. «Эй вы! - прокричал он,- Вы, кто был так храбр в тот день на озере Бабин, и танцевал вокруг тела того, чьего лица вы не видели потому что убили со спины! Сейчас самое подходящее время, чтобы показать, что вы мужчины!» 

Так и не дождавшись от врагов ответа на свой вызов, он повесил на плечо ружье,  пошел по берегу к своему каноэ, оттолкнулся от берега и неторопливо поплыл, распевая победную песню кри.



Примечания переводчика:

[1] Квау (ок.1755-1840) – Этот вождь самый известный лидер кэрьеров. Он жил в деревне Nakazdli, возле которой был построен форт Сент-Джеймс и носил титул Ts'oh Dai клана Lhts'umusyoo. В литературе и первоисточниках встречаются различные варианты написания его имени: Quaw, K'weh, Kwah, Akwah, Quas. Первые упоминания европейцев о нем связаны с путешествием Симона Фрейзера (1806)/ http://www.biographi.ca/en/bio/kwah_7E.html; http://www.canada.com/story_print.html?id=f64a1fb0-81aa-44b3-9203-5b11a10c3082&sponsor ; http://www.biographi.ca/en/bio/kwah_7E.html /

 [2] Большие ложки из рога или дерева были неотъемлемым атрибутом на потлачах у западных групп атапасков. Они имели обрядовое значение во время общественной трапезы.

[3] Традиция поминальных потлачей, несомненно, была заимствована западными атапасками от индейцев Северо-Западного Побережья. Однако у атапасков обрядовая сторона потлача во многом трансформировалась и приобрела некоторые черты, характерные для народов Субарктики. Так, атапаски не практиковали уничтожение собственного имущества с целью поднятия престижа, что характерно для потлачей Северо-Запада. В то же время потлачу атапасков присуще «ритуальное обжорство» - традиция непомерного потребления пищи во время праздников, распространенная в той или иной форме, видимо, повсеместно в американской Субарктике.

[4] Нэкасли, нэкаслай, нэкаслайан  - разные названия локальной группы кэрьеров, жившей в районе оз. Стюарт(Handbook of North American Indians: Subarctic; р.430)

[5] Текалли, такелли  - так Маклин называет кэрьеров.

[6] У кэрьеров было две категории шаманов. Вот что пишет о них исследователь Лаура Мэри Бойд, лингвист и этнограф индейского происхождения (группа наскотин), специалист по культуре кэрьер: «Duyunne – люди, обладающие силой исцелять людей. Этой силой могут обладать как  мужчины, так и женщины. Говорят, что наряду с лечебными действиями дайунна,  важно так же и самоисцеление,. Человек сам знает, когда его дух болен. Это не та болезнь, как простуда или грипп. Индейцы полагают, что болезнь приходит по неосторожности человека. В старину считалось, что человек серьезно заболеет, если напугает дайунна. Дух (butsen) знахаря тогда входит в человека, напугавшего его. Иногда это означало смерть! Исход зависел от того, какова была магическая сила знахаря. Есть два типа дайуннов. Одни называются nelhjun («тот, кто поет с нами»), а другие известны как nek'ununih («тот, кто вытягивает злых духов наружу»). Когда нэлджун исцеляет кого-нибудь, он поет песню своего духа. Это может быть дух животного, или песня, которую передал ему другой человек, тоже дайунн. Если человек серьезно болен, песня длится четыре дня. Если злой дух слишком силен, и нэлджун не может изгнать его сам, то он попросит помощи в исцелении у нэкунуни. Нэкунуни - это человек, который лечит больного прикосновениями рук. Он обладает большой силой, и может изгнать злого духа из больного. Затем он отправляет этого духа в сторону кладбища, или к большому животному, например к лошади, или туда, откуда он взялся. После исцеления многие знахари рассказывали о своих переживаниях, а иногда и говорили родственникам, какой дух овладл больным. Еще дайунны знали толк в лекарственных травах и обычно рекомендовали лечить человека травяным варевом, чтобы восстановить силы и поставить его на ноги. Но не все лекарства имели растительное происхождение, были и такие, которые делались из различных органов животных. Дайуннов очень боялись и уважали. Это особенные люди. В их присутствии никто не делал быстрых движений. Дайунны считали, что насекомые, рептилии и другие животные также могут завладеть разумом и телом человека, что повлечет бедствие или серьезную болезнь» . /http://www.quesnelmuseum.ca/FootprintsInStone/Survival/Duyunne.html/

[7] Это утверждение Маклина, безусловно, ошибочно. По верованиям кэрьеров (и других атапасков) у человека есть две души. Одна душа, butsen, покидает тело во время сна, странствия ее запоминаются в сновидениях. Душа, или дух, который назывался nowdnilh, навечно покидает тело после смерти /http://www.quesnelmuseum.ca/

[8] В XIXв. фазаны в Америке не водились. Речь идет об острохвостом тетереве (Tympanuchus phasianellus). Как и многие путешественники того времени, Маклин часто использует названия известных европейских животных для обозначения некоторых американских видов.

[9] Фрэнсис Бэкон (1561-1626) – английский философ, юрист, естествоиспытатель.

[10] Среди западных групп атапасков был распространен обычай, по которому за убийство можно было откупиться, выплатив родственникам убитого определенную виру.


Перевод: Н.Шишелов





 

       


 


ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ АТАПАСКАХ СУБАРКТИКИПЕРВОИСТОЧНИКИИСТОРИЯ И ЭТНОГРАФИЯФОЛЬКЛОРЛИНГВИСТИКАФОТОФОРУМГОСТЕВАЯ КНИГАНОВОСТИ
сайт создан 10.09.2010

- ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ САЙТА НЕ ЗАБЫВАЙТЕ УКАЗЫВАТЬ АВТОРОВ И ИСТОЧНИКИ -
ДЛЯ ПУБЛИЧНОГО РАСПРОСТРАНЕНИЯ СТАТЕЙ, ОТМЕЧЕННЫХ ЗНАКОМ "©", НЕОБХОДИМО РАЗРЕШЕНИЕ АВТОРОВ
                         
                                                                                     МАТЕРИАЛЫ ПОДГОТОВЛЕНЫ И ВЫЛОЖЕНЫ В ПОЗНАВАТЕЛЬНЫХ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ЦЕЛЯХ И МОГУТ ИСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЙ 


ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS