СЕВЕРНЫЕ АТАПАСКИ

 Насельники Дикого Севера


ПОИСК ПО САЙТУ:




                                                                                                                 

NORTHERN DENE  /  ПЕРВОИСТОЧНИКИ  /  Мальчик, который знался с лисами - Р.Ридингтон




Мальчик, который знался с лисами - Р.Ридингтон

                      МАЛЬЧИК,  КОТОРЫЙ ЗНАЛСЯ С ЛИСАМИ
                                            Р. Ридингтон


От переводчика:

Здесь приведена глава из книги Робина Ридингтона «Тропой на Небеса». Р.Ридингтон (р.1939) – канадский этнограф-полевик, фольклорист, доктор философских наук, профессор Унивеситета Британской Колумбии. Автор десятка книг, девять из которых посвящены индейцам биверам (дане-заа) и основаны на собранном автором полевом материале, а также многочисленных публикаций в научных периодических изданиях.

В годы первых экспедиций Ридингтона к биверам (1960 -е гг.) индейцы еще отчасти сохраняли традиционный уклад, вели полукочевой образ жизни и ежегодно совершали охотничьи экспедиции по прилегающим к резерватам лесам. В резерватах, где работал Ридингтон,  тогда не было ни электричества, ни радио, все индейцы разговаривали на родном языке, английский еще не вытеснил его, хотя, безусловно, этот процесс тогда уже начался. Такая, благодатная для этнологических исследований почва, сохранилась, отчасти, в силу условий Договора №8, заключенного между правительством Канады и индейцами р.Пис в 1899-1900 гг. Согласно договору, земли под резерваты выделялись в местах привычных кочевок индейцев. При этом за индейцами оставлялось право охотиться на уступленных правительству землях, за исключением случаев, если на них ведутся лесозаготовки или добыча полезных ископаемых.

Приведенный фрагмент повествует о смерти старика-индейца Джорджа Чипесиа (Джапаса, Аса). Наибольший интерес представляет записанный Ридингтоном рассказ старика о его опыте поиска видения и обретении магической Силы. Отмечу, что в видениях, пержитых мальчиком, нашел отражение характерный для атапасской мифологии мотив о помощи, оказанной неким животным попавшему в экстремальную ситуацию человеку, и последующем даре ему сакрального знания. Обычно в мифе фигурируют крупные хищники, например, медведь (у чипевайан, сарси), волки (у чилкотин). Полагаю, это важно для понимания социальной сути такого феномена индейской культуры, как поиск видения, являющегося, безусловно, иницатической практикой. Ребенок, еще не зрелый в социальном отношении, и не готовый к самостоятельной жизни, отправлялся на поиск духовного опыта в том возрасте, когда в сознании его уже прочно закрепилась мифологическая история народа, иначе видения не приобретали бы такой формы, построенной по шаблону мифа. В двух приведенных примерах поиск видения происходит в 9 и 12 лет. Из этого видно, что духовная зрелость человека, по представлениям индейцев, может, или даже должна, опережать как социальную зрелость, так и физиологическую.

Нельзя недооценить вклад Ридингтона как в канадскую этнографию, так и в дело сохранения культурного наследия биверов. Помимо записей и анализа фольклорных текстов, он наработал множество полевого аудио и видео материала. Для литературного языка Ридингтона характерен художественный стиль, что совершенно не ограничивает этнографическую ценность источника.

                                                                                                                                                                    Н.Ш.                                                                                                                                                                                                                                                                              



Во вторник, 4 августа, Сэм и Жан вернулись в Букингзорз с Джонни Чипесиа и большинством людей, которые оставались с Асой на реке Пророка. С ними, к моему удивлению, был сам Аса, которого вел его внук, Вилли Олла. Накануне ночью Аса пережил еще один приступ. Учительньца из школы договорилась отправить его обратно в больницу в форт Нельсон первым авиарейсом, но в последнюю минуту, старик сказал, что хочет пойти в Букингхорз со всеми остальными. Ему были нужны лосиное мясо, ветер, звезды, родной язык, и его родственники, а не узкая белая кровать, на которой я видел его сидящим, подобно маленькой птице, со скрещенными ногами. Как он сказал Салли за неделю до этого, Джапаса хотел сказать «до свидания» по-своему. Он оставался в лагере Джумби, пока Вилли сооружал для него небольшую палатку с вертикальными стенками и двускатной крышей. Мы с Сэмом приволокли ношу годных на дрова бревен из нашего лагеря, и я напилил их для старика бензопилой Билли. Весь дождливый день до моего слуха доносилось пение Джумби, в котором голос его, то мягко повышался, то понижался.

В тот же вечер, около 9:30, Дольф Aндри вошел в типи и что-то прошептал Сэму и Жану. Они поспешно вышли. Салли сказала нам, что у Асы очередной приступ. В тишине этого нежного северного вечера, мы слышали крики старика, доносящиеся из палатки, которую поставил для него Вилли. Жан сказал Салли оставаться в типи. Я спросил ее, что она думает – будет-ли кто-нибудь возражать, если мы пойдем к старику. Она сказала, что нет. В лагере Асы мы увидели людей, собравшихся в круг у входа в его палатку. Джумби, Сэм, Белла, и Вилли, а также Дженис, младшая дочь Асы, были внутри. Они держали старика. Они растирали ему руки и грудь, а он сопротивлялся и стонал. Наблюдавшие смотрели молча, женщины находились справа, а мужчины на левой стороне. Белла обрызгала старика предусмотрительно запасенной «святой водой». Эту воду собрали во время дождя, стекающей по стволу ели. Позже Сэм выплеснул немного ее в костер.

Постепенно Аса успокоился и нежное дыхание сна окутало его. Люди все также молча наблюдали за происходящим, образовав круг возле входа в палатку. Тем временем несколько мужчин и мальчиков принесли дров для костра. Сэм, Жан и Вилли обустроились внутри, чтобы наблюдать за Асой ночью и поддерживать огонь. Уже поздно вечером вернулся с охоты Чарли Большеногий. Он принес небольшую бутылку святой воды в бумажном пакете и положил под подушку старика. Около полуночи прибыл Джонни и присоединился к бдению. Я достал свои записи и сделал заметку, что раньше я еще не видел, чтобы люди были настолько сплочены, как в этот вечер, сблизивший их. Аса стал центром нашего лагеря и центром наших забот. Наши мысли и сны кружили вокруг его палатки, где мы и спали в ту ночь.

На утро в лагерь прибыла учительница. В своих заметках я отметил, что она «лила нам в уши, что она лучше, чем индейцы, знает, что лучше для Асы - он должен быть в больнице. Общий подтекст заключался в том, что лагерь место совсем не пригодное для жизни. Почему вообще люди должны жить в лагере, если у них есть хорошие дома там?» Она была особо критично настроена к людям, держащим старика, когда он бился в агонии, и прямо сказала им об этом. Женщина с реки Пророка пыталась усмирить ее, поделившись своими опасениями в том, что он может получить столько силы, что тогда никто не сможет его удержать. Учительница этого беспокойства не поняла, или восприняла его не более чем как суеверие. Она, очевидно, считала смешным, что кто-то боится, что маленький больной старик может стать «слишком сильным». Белла сказала учительнице прямо, что это не ее дело, и что если они хотят, то будут прижимать его к земле. «Таков индейский метод» - добавила она.

Уже намного позже я узнал, что по представлениям дане-заа, человек, который «познал нечто» становится «слишком сильным», если его сила подступает слишком близко к поверхности повседневной реальности. Это может случиться, если в жизни человека стало слишком много значимых событий, как у мифического животного или силы, которую он, или она, повстречал в детстве во время пронзительной трансформации в ходе поиска видения. Это может произойти, когда сила человека начинает им же управлять. Удерживание Асы во время его приступов было необходимой мерой предосторожности. Следовательно, Белла настояла на том, что ее действия это «индийский метод». Человек подвержен особенной опасности стать «слишком сильным», если кто-то намеренно дал ему некую пищу или спровоцировал на некое действие, которых он должен избегать, если они занимают центральное место в мифической истории наделившего его силой животного, или природной силы. Еще я узнал, что человек, который становится «слишком сильным» называется вечуге.

Вечуге (произносится way-chu-gay) – это монстр каннибал, который охотится и ест членов своей общины. Его сила исходит от силы гигантских животных, которые существовали в мифические времена, до обретения видения культурным героем Сайа. Человек, испытывающий такие припадки, какие мы наблюдали у Асы, обретает слишком много силы. Также, о чем я узнал позже, Аса фактически уже стал «слишком сильным» во время предыдущих приступов, после того, как кто-то дал ему мяса с яйцами мух. Старик не стал противиться, но вскоре запел свою песню, а затем начал прыгать, как лягушка на старой каркасной кровати, на которой ранее, тем же летом, я наблюдал его спокойно сидящим. Тогда люди уже знали, что он становится «слишком сильным». Они знали, что он становится вечуге. И если кто-нибудь не применит свою силу, чтобы вернуть его обратно в реальный мир, он начнет пожирать свои губы. Его плоть внутри превратится в лед, и он станет сверх-человеком, монстром каннибалом, и будет охотиться на людей также, как люди охотятся на животных. Тогда, как мне сказали, люди позвали Джонни, который пел над своим отцом, накрыв его своим пальто, и так вернул его в круг человеческих отношений. Он произвел те же действия, что старейшины совершают над детьми, когда они возвращаются в лагерь после изоляции во время поиска видения.

Несмотря на недовольство учительницы, Аса остался в лагере. Он чувствовал себя хорошо и прибывал в хорошем настроении. Казалось, что здесь, в маленькой палатке, он ощущал себя дома больше, чем тогда, когда сидел на старой кровати на реке Пророка. Он был у себя дома, и его окружали свои люди. Он был у себя дома вблизи троп животных. Он был рад слышать родной язык, чуять запах дыма, есть лосятину и сидеть на ложе из елового лапника. Он был рад ветру, отвечающему на его призыв. В 10:30 утра произошло нечто примечательное. Я услышал возбужденные голоса и увидел людей, глядящих вниз, туда где сейсмический профиль проходит через гребень холма за рекой. К моему удивлению, на открытом пространстве, по равнине, медленно шел лось - бык. Никогда, ни прежде, ни позже, я не наблюдал лосей в пределах видимости из охотничьего лагеря. Мы все в недоумении таращились на лося. Чарли Большеногий отправился туда. Он вернулся вечером, не сумев приблизиться к зверю. Позже, Белла сказала, что лось приходил проститься с Асой. Этот лось, высказала она свою мысль, насытит нас больше своей  жизнью, чем если бы мы наелись его мясом.

Пока солнце клонилось к закату, к лагерю Асы стекались люди. В темноте ночи некоторые погрузились в грезы для него. Солнце прошло полный круг, чтобы встать на «один куриный шаг» в сторону от той точки, где взошло накануне. В пределах видимости из лагеря появился лось-бык. Весь день люди наблюдали за стариком. Пришло время близким родственникам собраться в тесном кругу возле старика. Вилли вошел в палатку своего деда. Остальные собрались в круг снаружи.

Джонни начал рассказывать о том, как они с отцом пережили ужасный грипп в 1918-1919 годах. Джапаса спокойно выслушал слова своего сына. Иногда Джонни говорил на языке биверов, а иногда переходил на английский, чтобы я мог понимать его. В сентябре 1918 года Джонни вот-вот исполнилось шесть лет. Его история напомнила нам о том, как важна жизнь Джапасы для связи с прошлым. Он был одним из оставшихся в живых людей еще тех, старых времен. Джонни называл имена и других выживших. Он называл имена тех, кто умер. Его история также напомнила нам, что Джапаса был человеком, познавшим нечто. Индейцы, как он сказал, узнают о приближении болезни от своих Грезящих. Эти слова Джонни я воссоздал по заметкам, которые сделал в тот же вечер позже. Я беру на себя смелость объединить мои примечания о том, что он сказал тогда, с дословной записью его полного рассказа о тех же событиях, сделанной мной в другой раз. Вместе они воссоздают полную картину той зимы, что последовала за шестым днем рождения Джонни.

«Люди стояли на озере Сесил. Потом ушли на болото, где сейчас находится форт Сент-Джон. Туда же пришел Пророк Кайан. Джебис [Старик Дэвис – R.R.] тоже, Аса Монтни  -все эти старожилы. Утром этот Пророк, знахарь, создал новую песню. Люди танцевали три дня. Эта песня - разговорная песня. «Люди движутся на Небеса» - вот ее слова. После этого наступили холода. Все пошли в магазин в Сент-Джон и взяли вещи - одеяла, все. Старый Монтни ушел на расстояние в три лагеря. Большой Чарли был на озере Чарли. Мой папа, Аса Биллайк, Джебис и Джари взяли меня на реку Спирит. Мы встали на зимовку в прерии, по эту сторону от Хайнс-Крик. Никто не знал о гриппе.

Однажды утром Старик Джебис запел странную песню. Чарли Волк, Дэн Волк, Танэсун, Аски Кволан, сыновья Волка, остались с моим отцом. Джебис пел по утрам. Какая песня? Он говорил : «Никого в живых. Довольно скоро вы услышите плохую историю». Он сказал: «Каждый день стреляйте в дорогу, чтобы отогнать грипп». Старик Аку знал истории старых времен. Он сказал моему отцу: «У нас много боеприпасов. Мы попробуем.» Пять ночей они стреляли в дорогу.

Старик Джебис стоял возле типи и говорил: «Вам повезло, вы застрелили его.» Довольно скоро пришли Джим Джедейа, мальчик Йеклези и Джек Аппау. У Ламаса, белого человека с реки Спирит, был магазин. Аку с отрядом пошли в магазин. Я дал им одну ласку. «Что ты хочешь?» «Коричневый сахар.» На третью ночь он вернулся с одним большим мешком коричневого сахара. Тогда мех был в хорошей цене. «Ты купил мой сахар, Хуана [старший брат – R.R.]? Ты принес мой сахар?» Солнце село.  Мы услышали плач людей, идущих из Сент-Джона. Что-то случилось. «Джим, все люди идут куда-то. Что происходит?» «Смотрите, никого не осталось в живых.» Я плакал и танцевал, когда услышал об этом. Потом пришли еще люди из Фэрвью.Там тоже никого не осталось, никого из людей Алекса Лося. Большинство умерло около Рождества. В одном лагере кто-то летом застрелил скунса, и они повесили его, чтобы оградить себя от болезни. Лекарством белых был ром. В других лагерях индейцы пытались применить другую магию - медвежью лапу, но и это не помогло. Мужчины сказали, что их силы не достаточно. В нескольких лагерях, во всех, умерло хоть несколько детей. Старик Джебис выжил. В одном лагере он нашел только двух детей, прижавшихся к печке. Все остальные были мертвы, и индейцы, и белые тоже. Он забрал этих детей и увез с собой на санках. Мой папа пошел в Сент-Джон, чтобы похоронить Асу Монтни. Шесть дней мы шли, я тоже пошел. Я ходил на маленьких снегоступах. Пошли: мой папа, Чарли Волк, я, Аске Хуане. Некоторые родственники остались. Мы похоронили Аттачи, Большого Чарли, Монтни. Мы добрались до Сент-Джона. Там мы встретили Катиге, жену Монтни. Эти люди стояли там очень долго. Там была сестра Харви, жена Джека Аппау, Аса и еще другая женщина. Мы подошли к Монтни. Положили на него хорошую одежду. Он все еще был на дереве. Около десяти человек погибло там. [Они сначала поместли тело на дерево – R.R.] Мой папа сделал большой ящик из ели. У Монтни был большой мешок, полный серебра, и мой папа положил его вместе с ним в ящик. Это серебро ему дали старатели. Он не тратил деньги в Сент-Джоне, он просто хранил его. Атлуке и Волк тоже там были, они помогли. На озере Чарли были только Чарли Йахей с женой, дочь Йеклэзи, Питер Аттачи, Анчуан и Ситама [Жена Джонни, Джули – R.R.] Когда мы добрались до озера Чарли, кладбище было только наполовину окончено. У некоторых людей пропали уши, нос. Мыши устроили дом в их легких. Ты снимаешь одеяло со старика, а оттуда мыши бегут во все стороны. Когла мы закончили, то пошли обратно. Мы не заболели гриппом. Должно быть, мы стреляли в дорогу, поэтому все было o.k. Мы вернулись на реку Спирит. Старик Джари и семь стариков, игравших в карты, все были мертвы. Кругом валялись деньги. Мой папа взял деньги Джари. Старуха Джари умерла, работая с куском дерева. Мой папа и Томас Поус-Ку сделали много могил.»

Джонни закончил рассказ. Некоторое время все молчали. Мы слушали треск большого костра и чувствовали тепло огня на лицах. Как сказал Джонни, свет его заменил нам свет солнца. Потом сам Джапаса тихим голосом заговорил на родном языке. Он сказал, что  будто погружается в сон, чтобы подобрать слова. Люди придвинулись ближе, чтобы слушать старика. Джонни подошел к нам, на край круга, и сел рядом. Он шепотом переводил рассказ отца. Хотя Джонни, видимо, знал, что я в то время не мог понять в полной мере смысл его слов, он также надеялся, что я запомню их, и сумею переоценить, когда стану более глубоко понимать индейский мир. Должно быть, для него было важно, чтобы я разделил с ними переживания. Он хотел, чтобы ко мне пришло понимание происходящего в мере, достаточной для того, чтобы я смог осознать смысл потом. Позже, в тот же вечер, я сделал заметки, в которых изложил суть истории, рассказанной Джапасой.

«Мой папа говорит, что когда он был мальчиком лет девяти, он отправился в одиночку в лес. Он был вдали от своего народа. Ночью пошел дождь. Он промок и продрог, но утром оказалось, что ему тепло и сухо. К нему пришли две чернобурые лисы и защитили его. Потом лисы охраняли его и приглядывали за ним. Он остался с ними, и они защищали его. У этой пары лис было три щенка. Лисы, и самец и самка, носили щенкам еду, и моему папе они тоже приносили поесть. Они присматривали за ним, как будто он был одним из них. Эти лисы носили одежду, как люди. Мой папа говорит, что понимал их речь. Он говорит, что они научили его песне».

Джапаса запел. Песня, казалось, была частью его истории. Должно быть, это была та песня, которой его научили лисы. Должно быть, это была одна из его магических песен. Я думаю, что он спел песню, чтобы отдать ее. Он не хотел становиться «слишком сильным». Он был готов следовать за своими грезами к Йагатунне, Тропе в Небеса. Я тогда еще не знал, что человек может спеть свою магическую песню только тогда, когда смерть близка к нему или к слушателю. Я не знал, что эта песня обладает способностью или возродить жизнь, или забрать ее. Я не знал, что он, таким образом, отказывается от силы, которой его наделили лисы тогда, когда он в одиночестве отправился в лес в 1890-х годах.  Песня закончилась, и Джапаса продолжил свой рассказ. Джонни продолжал шептать перевод:

«Мой папа говорит, что он был в лесу двадцать дней. С тех пор лисы стали его друзьями. В любое время, когда бы он ни захотел, он мог установить западни и поймать лисиц. Когда он жил с лисами, он еще видел зайцев. Зайцы тоже носили одежду, как люди, и таскали поклажу на спине. В первую ночь в лесу он замерз и вымок под дождем. Но утром он проснулся в тепле и сухости. Еще ветер явился к нему. Ветер явился к нему в облике человека. Этот человек сказал: «Смотри, ты теперь сухой. Я твой друг.» Ветер стал его другом, и до сих пор это так. Он может вызвать ветер. Он может вызвать дождь. Кроме того, он может заставить их уйти. Однажды, когда мне было лет двенадцать, мы с папой, и еще несколько человек попали в лесной пожар. Одна из наших лошадей сгорела, а остальных мы спасали, загнав в ручей. Мой папа сказал, чтобы мы все высматривали на небе облака, хотя дождя уже давно не было. Они заметили маленькое темное облако, и мой папа призвал его на помощь. Прошло всего минут десять, как раздался гром и сверкнула молния. Начался ливень, потушивший пожар. Мы были мокрыми насквозь, но радовались спасению. Пару дней назад мой папа пел для дождя, чтобы он пришел. Он пел, чтобы дождь пришел и дал ему выздоровление. Дождь сразу пришел. Сегодня утром он звал ветер и дождь. Они пришли к нему сразу же. Потом он сказал им уйти. Он сказал им, что он слишком стар и больше не нуждался в них. Он сказал, что пора умирать. Он сказал дождю и ветру, что теперь они могут оставить его. После того, как он пробыл в лесу двадцать дней, он почти позабыл свой народ. Потом он вспомнил о них. Старые люди думали о нем, и грезили. Он услышал песню, и пошел на звук этой песни. Всякий раз, когда он подходил к месту, откуда доносилась песня, она перемещалась все дальше и дальше. Наконец, следуя за песней, он нашел путь к своему народу. 

Раньше иногда старики брали мальчика, клали его в ящик и погружали ящик под лед. Он оставался там в течении десяти дней, может быть, даже и целый месяц. Если это плохой мальчик, то лед замерзнет вокруг, и он окажется запертым внутри. Лед растает, если в ящике хороший мальчик. Старики делали в ящике отверстия, такие, чтобы рыбы могли заплывать в них и выплывать обратно. Человек мог получить песню от рыбы. Однажды они продержали одного мальчика в ящике слишком долго, наверное, месяц. Когда они вытащили ящик из воды, в нем была большая рыба. «Может быть», - говорит он, - «это мальчик превратился в рыбу?»  Папа спросил меня сегодня утром:  «Чего ты сидишь здесь всю ночь? Если что-то случится со мной, ты узнаешь об этом утром. Тогда можете засунуть меня в ящик и бросить его в грязь».    

Рассказывая об опыте, обретенном его отцом во время поиска видения, Джонни, должно быть, вспоминал и собственные переживания, полученные в детстве. Но, в отличие от Асы, который теперь позволял уйти своим силам, Джонни не был волен напрямую рассказывать о своем собственном духовном опыте. Однако, он говорил мне, что, когда был мальчиком, то провел в лесу в одиночестве десять дней. Он выслеживал лося, чтобы получить от него песню. Он, возможно, догнал бы его, но тут его отыскал Старик Дэвис и увел. Именно поэтому Джонни в тот раз не получил песню от лося. Я подумал, что Джонни расскажет мне о том, как он получил песню от лосей когда-нибудь в другой раз. Животное-помощник может покинуть человека, или даже причинить вред, если он или она в открытую рассказывают о своем опыте поиска видения. Даже Джонни Булшит повязан узами этой реальности. Истории о поиске видения секретны, рассказывать об этом можно только косвенно.

Мысли Джонни вернулись к Асе и событиям дня. Он сказал, что лось, которого мы видели утром, хотел прийти к Асе. Вот почему Чарли не смог застрелить его. Джонни сказал, что лось хотел подойти к его отцу, но слишком много людей было вокруг. Он подошел так близко, как мог. В тот момент мы видели лося и могли понять, что его присутствие - это знак. Тогда лось вернулся на свои лесные тропы. Джонни рассказывал мне об одном индейце старых времен, который умер от гриппа. Друзьями этого человека были лоси. После его смерти лоси постоянно приходили к его могиле, также как они приходят к солонцу в лесу. Вокруг могилы было полно лосиных следов. Они кружили вокруг, оставляя одиночные следы, как те, что остаются, когда они лижут соль. Они кружили вокруг, и место, где располагалась могила старика, становилось похожим на то место, где он получил от них силу много лет назад. Даже сегодня лоси все ще постоянно ходят в том месте, несмотря на то, что белые люди построили там фермы.

Когда Джапаса закончил говорить, я снова почувствовал холод ночного воздуха на спине и жар сияющего пламени на лице. Небо прояснялось, в нем царило спокойствие, меж рассеянных облаков сверкали звезды. Тут, в мире Джапасы, мне было хорошо. Мне было хорошо находиться здесь, среди его родственников. Его слова стали тем даром, которым я  дорожу все дни моей жизни. Хотя прежде я никогда не слышал историй о поиске видения, я уже знал, что старик обладает некими силами. Его наставления послужили знанием, объединившим те отрывочные сведения, которые я держал в уме. Его истории наполняли смыслом мои знания по мере все более тесного знакомства с тропами и жизненным укладом охотников. Они повлияли на то, как я стал смотреть на животных. Они придали значение моему отношению к появлению лося близ лагеря утром, и дали мне чувство особого отношения к той связи, которая была у Джапасы с ветром и дождем. В ту ночь наш лагерь спокойно спал. Джапаса чувствовал себя хорошо. Я уверен, что сны, которые пришли к людям в ту ночь, дали им силу. Утром индейцы сказали мне, что нашли следы лис по всему лагерю Джапасы. Лисицы тоже приходили проститься с ним.

Неделю спустя.

Около 5:30 вокруг палатки Асы начались какие-то волнения. Было ощущение, будто по всему лагерю пронесся порыв сильного ветра. Это был ветер тревоги, эмоций, перемен. Я видел людей, летящих к костру Асы, будто это были листья, проносимые ветром. Их голоса, казалось, сметало, как крики во время шторма. Прошло лишь несколько мгновений, и большинство обитателей лагеря столпились напротив входа в палатку старика. Мою усталость и подседельные ссадины, полученные во время вчерашней езды на лошади, как рукой сняло, и я присоединился к волне людей. Когда я остановился возле палатки, Белла и Жан уже были внутри и растирали старику руки и грудь. Аса обмяк и был без сознания. Изо рта его стекала тонкая струйка слюны. Этот приступ не был похож на неистовые припадки, которые мы наблюдали раньше. Кто-то побежал звать Сэма, который только что ушел, чтобы увидеться с Вэсом Брауном. Подошли Питер, Билли и Лиза. Из глубины тела старика, сквозь ослабшие мышцы горла, исторгся выдох, похожий на глухой стук, который я никогда не забуду. Когда прибыл Сэм, уже не было никаких признаков дыхания, но они с Беллой продолжали массировать тело. Через несколько минут Сэм встал и сказал: «Он умер». Пульса не было, лицо его расслабилось, запечатлев маску смерти.

Сначала нас окутала тишина, а после подступил нежный дождь слез. Несколько минут мы сидели молча. Я думал про себя, насколько близко и далеко то мгновение, разделяющее одно время от другого. Сейчас промежутки времени по обе стороны от последнего вздоха Джапасы, разеляли разные эпохи в существовании целой культуры. Я слышал, как плачут Белла, Рози и Джулия Чипесиа. Остальные еще некоторое время сидели и смотрели перед собой. В минуты покоя каждый из нас обратился в мыслях к той внутренней искре внутри себя, что дает жизнь и смерть. Когда мы наконец, смирились с мыслью, что это был последний приступ старика, Белла и Билли растянули палатку так, чтобы Джапаса лежал под открытым небом. Видимо, было важно, чтобы небесные ветра могли прикоснуться к телу Асы. Потом Рози, Джули и Лиза помогли Белле и Билли поднять его на матрасе и развернуть на 180 градусов. Они отодвинули палатку назад, чтобы сделать своего рода фон. Жан достал москитную сетку и накрыл ей тело.

Женщины извлекли чистый комплект одежды, которую старик держал, чтобы его похоронили в нем. Белла и Рози вымыли руки. Потом Белла омыла лицо старика. Лиза попросила меня помочь Билли переодеть на нем нижнее белье. Белла ножницами разрезала рубашку. Мы, сняв с тела под одеялом штаны и нижнее белье, надели новое. Кто-то подал бутылку «святой воды», желтой жидкости в квадратной бутылке прозрачного стекла, обернутой в бумажный пакет. Лиза бросила ее в кусты. Некоторые из личных вещей старика, чашка и ложка, тоже были выброшены.

Джули убрала подальше его старую одежду. Она заливалась горькими слезами, отчасти потому, что он просил увидеться с Мэри Жан, которая находилась в резервации. Она достала 10 долларов из его кошелька и отдала их Дэриллу, чтобы тот передал Джонни. Пришел Алекс Лось и помог Билли омыть ноги и надеть пару новых носков Сэма. Наконец, они обули Асу в новые мокасины, которые он хранил и хотел быть в них похоронен. Он хотел быть одетым во все лучшее во время путешествия по Йагатунне, Тропе на Небеса. И мокасины, которые он берег, были особые. Их сшила Мэри Тачи, молодоая женщина, которая погибла годом ранее. Они были покрыты необычным бисерным узором – по краю передка были вышиты треугольники, направленные вершинами внутрь, к общему центру. Наряд завершали новые брюки в ковбойском стиле и старомодная белая рубашка без воротника. Матрас перенесли назад, к краю палатки, застелили чистой простыней, а москитную сетку заменили. Лиза принесла четки, их наделили на запястье Асы. Потом на него надели пояс. Сэм, которого не было в это время, спросил, во что его одели. Услышав подробный ответ, он был удовлетворен.

Через час все приготовления были завершены. Работа отвлекла нас от мыслей, и теперь мы приняли смерть Джапасы как данность. Люди сели и стали смотреть на него, женщины справа, а мужчин слева, также как они рассаживаются во время мессы в маленькой церкви, расположенной на окраине резервации. Вскорее нежданно приехали Джонни Чипесиа, Джордж и Вилли. Джонни вернулся с работы и еще не знал, что Аса умер. Только сейчас ему сказали об этом, он заглянул под москитную сетку и заплакал. Погладив старика по голове, он ушел, чтобы поплакать в одиночестве. Мы с Сэмом и Жаном пошли в типи ужинать. Потом Сэм сказал, что пойдет, составит компанию Джонни и поддержит его. Позже мы вернулись и присоединились к ночным бдениям. Люди говорили тихо. В некоторые моменты, продолжавшиеся довольно долго, до нашего слуха доносились только потрескивание костра, звуки реки, легкий ветерок, и отдаленный гул грузовиков на шоссе.

Наши ночные бдения затянулись до рассвета следующего дня. Я думал о мокасинах знакомого с лисами мальчика, в которых он пойдет по Тропе на Небеса. Это была одна из последних работ Мэри Тачи, которая умерла в прошлом году. Ей было столько же лет, сколько было Джапасе во время эпидемии гриппа, унесшей так много жизней индейцев. Она будет там, и они встретятся. Когда она погибла, Джапаса грезил, и пел песню, вслед за которой она пошла на Небеса. Теперь же она пошлет для него песню, за которой он последует. Мне вспомнилась история о возвращении Джапасы к лагерю после поиска видения:

«Он почти позабыл свой народ. Потом он вспомнил о них. Старики грезили для него. Он услышал песню. Он пошел на звук этой песни. Каждый раз, когда он подходил к месту, откуда доносилась песня, она перемещалась все дальше и дальше. Наконец, следуя за песней, он нашел путь к своему народу».

Джапаса ушел по тропе песни, Йагатунне, соединяющей небо и землю. Там он будет носить красивые мокасины с вышивкой Мэри Тачи. Он последует за ее песней и песнями всех людей, которые собрались в том месте, которое старики называют «Там, Где Обитает Счастье».


Перевод: Н.Шишелов



Источник: Ridington R. - Trail to heaven : knowledge and narrative in a northern native community. - University of Iowa Press, 1988  https://sites.google.com/site/plumeofcockatoopress/the-boy-who-knew-foxes---from-trail-to-heaven 


Последний из Грезящих дане-заа Чарли Яхи рассказывает о животных, у которых есть свои песни для молитв Небесам«Все эти животные, даже у них есть песни для молитвы. Но некоторые люди потеряли страх. В один из вечеров никто не стал петь своих песен. Они не знали ничего. Они пошли путем белого человека. Люди, которые не пели и не плясали, не уходили в жизнь вечную. Небеса так далеки для них.»   
Запись сделана Р.Ридингтоном ок. 1966 г. 









 

       


 


ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ АТАПАСКАХ СУБАРКТИКИПЕРВОИСТОЧНИКИИСТОРИЯ И ЭТНОГРАФИЯФОЛЬКЛОРЛИНГВИСТИКАФОТОФОРУМГОСТЕВАЯ КНИГАНОВОСТИ
сайт создан 10.09.2010

- ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ САЙТА НЕ ЗАБЫВАЙТЕ УКАЗЫВАТЬ АВТОРОВ И ИСТОЧНИКИ -
ДЛЯ ПУБЛИЧНОГО РАСПРОСТРАНЕНИЯ СТАТЕЙ, ОТМЕЧЕННЫХ ЗНАКОМ "©", НЕОБХОДИМО РАЗРЕШЕНИЕ АВТОРОВ
                         
                                                                                     МАТЕРИАЛЫ ПОДГОТОВЛЕНЫ И ВЫЛОЖЕНЫ В ПОЗНАВАТЕЛЬНЫХ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ЦЕЛЯХ И МОГУТ ИСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЙ 


ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS