С Е В Е Р Н Ы Е     А Т А П А С К И

~ Насельники Дикого Севера ~ 

~

ПОИСК ПО САЙТУ:




                                                                                                                 


Путь к Юкону

Путь к Юкону (из главы XV)

­
Ладно, 5-го [ноября 1866] мы спустили на воды Улукука свои кожаные каноэ, чтобы пересечь реку. В несколько заходов мы переправили на другой берег собак, сани и товары. В Улукуке я впервые в жизни надел снегоступы, чем позабавил туземцев, задававшихся вопросом, как человек мог прожить жизнь, не умея ходить на них!

6-го мы тронулись в путь на двух санях в сопровождении индейца и мальчика, которого мы назвали Томми. Кожаную лодку мы спрятали, она нам пригодится в будущем. Стоял хороший день, погода была приятной – температура +23° F, но выпал свежий и мягкий снег, и весь наш отряд встал на снегоступы. Вскоре я стал профессионалом в этом деле.

Открою один секрет – следует вовсе позабыть, что они одеты на вас, и ходить так, как обычно. Тогда снегоступ продвигается ногой, не поднимаясь высоко над снегом, а крепления устроены так, что палец ноги остается неподвижным, а остальная ступня перемещается вверх и вниз как при обычной ходьбе. Конечно, так как главная задача состоит в том, чтобы распределить весь ваш вес по большей площади, снегоступы как правило довольно длинные, иногда пять или шесть футов в длину, а в среднем четыре с половиной фута. Все снегоступы в этой местности имеют округлую форму спереди и загнуты вверх, а задний конец заострен. Сделаны они из березы и превосходно заплетены сеткой из кишок, крепления для ног – кожаные ремни. 

Мы двигались по компасу в направлении NNE, и приблизились к подножью гор Улукук, которые представляют собой небольшие холмы, высотой редко более 3000 футов. Однако, это заметные ориентиры в этой относительно равнинной стране. Горы простираются на север и юг на 100 миль. Один из отдаленных холмов, «Версола Софка», имеет очень изящную округлую форму. На западе холмы и горы, очевидно, выше. 

Порой мы останавливались, чтобы набрать ледяной воды. Я заметил, что наш индеец, пробив лунку во льду ручья, неизменно заполнял ее снегом прежде, чем наклонится на четвереньках, чтобы напиться. Он сказал, что делает это для того, чтобы отфильтровать воду от маленьких красных червей, кишаших в воде, и не проглотить их.1

Наш маршрут снова лежал по «переносу» или волоку, и проходил по местности, где открытые пространства чередовались перелесками из ели, березы и ивы.

[…]

Утром 7-го мы покинули Версолу Софку. Обнаружив, что груз слишком тяжел для собак в этих условиях, мы установили столбы, и, взвалив на них несколько тюков, двинулись дальше. Здесь я могу раз и навсегда добавить, что наши люди часто оставляли припасы, состоящие из чая, муки, патоки, бекона и прочего, вдоль маршрутов по всей этой стране, и что индейцы, часто проходящие мимо них, ни разу не тронули эти склады. Попробуй-ка хоть раз оставить что-нибудь так в Парке Св.Джеймса!2

В тот день путешествие было особенно неприятным, снег стал глубже и рыхлее чем прежде, и наши санипостоянно опрокидывались. Чтобы проложить путь для собак, мы с индейцем часто заходили вперед, протаптывали дорогу, возвращались и снова шли вперед, проделывая таким образом тройной путь. Ночью, после пересечения речки все еще не скованной льдом, мы прибыли к маленькой обветшалой индейской лачуге, отдых в которой был не многим лучше, чем под открытым небом. Русские называют ее «бараббой 3 (домом) Ивана». В этом убогом жилище временно нашли приют индеец с женой и ребенком. Имущества у них было столько, что никакой нищий не позавидовал бы им. Все же эта семья казалась счастливой, хотя они не знали, попадется ли назавтра в силки заяц или куропатка. В любом случае, приложив немногим больше усилий, они всегда могут добыть оленя, а уж если будут испытывать большую нужду, то смогут получить все в ближайшей деревне. Дав им немного табака и несколько безделушек, мы получили взаменлегкие сани, высотой не более пятнадцати дюймов, для перевозки одеял и легкого имущества. 

[…]

Следующим утром [10-го ноября1866] подул северный ветер, заставив нас померзнуть. Удивительно какие в этом арктическом климате пронизывающие ветра: каждый шов, разрез, или слеза на вашей меховой или шерстяной одежде дают знать о его существовании. Особенно страдают нос и уши. В тот день мы шли по холмистой местности в северо-восточном направлении. В долинах виднелось много теплых источников, которые, как говорят, зимой никогда не замерзают. Я осмотрел один из них, и заметил поднимающиеся на поверхность пузырьки газа. Температура воды была на один градус выше нуля, в то время как на воздухе было двадцать три градуса мороза. К ночи температура поднялась до нуля, и ветер стих.

Ранним утром следующего дня мы двинулись в путь, взяв курс NEN, а потом еще отклонились к северу. К полудню с небольшой возвышенности мы увидели вдали синеющую полоску леса. С немалыми трудами мы добрались туда, и на закате, продираясь через лес и одолев все препятствия, вышли на крутой берег и встали на огромном заснеженном поле льда – это был могучий Юкон!

[…]

Через четверть часа путешествия по этому снежному пространству, мы вышли к Котлогу – деревне ингелетов, и остановились в одном из самых больших подземных домов, какие я видел. В нем обитало несколько семей. Хозяин жилья, старый «Старик» 4, принял нас хорошо, и накормил белой куропаткой с ягодами. К сожалению, этого не хватило, чтобы накормить еще и наших собак. Одно из основных неудобств путешествия состоит в том, что приходится возить с собой множество товаров. Разумеется, собаки быстро слабеют без регулярного питания, и, что не удивительно, постоянно рыскают всюду в поисках жратвы. Даже если провиант упаковать в ящики и бочки, это не послужит сейфом там, где есть много собак. В прошлом году они  умудрились разломать бочонок жира, так, что от него ничего не осталось , кроме нескольких деревяшек и обручей. […]

Мы оставались в этой деревне 12-го и 13-го. Оба дня дул порывистый шквальный ветер. Старик пригласил на час соседей, и те принесли нам изрядно запасов. Бедный старик был, вероятно, самым старым индейцем в этой области. С его иссушенной фигурой, морщинистым лицом, длинными рассеянными волосами, беззубым ртом, и щетинистым подбородком, болтающимся самым чудаковатым и эксцентричным образом, он являл собой жалкое зрелище. Но мы порадовали его старческое сердце, одарив хлопковой саржей, порохом и пулями. Наши отряды, проходящие туда и обратно, зимой могли бы постоянно останавливаться в этой деревне. В доме Старика несколько индейцев спало на полках или скамьях, установленных вдоль стен по периметру, значит, в одной этой комнате жило четыре или пять семей. В этих краях, разбив лагерь, после еды мы всегда кипятили чайник и передавали его по кругу каждому туземцу, которые были готовы сослужить любую службу за чашку слабого чая с плавающим в нем ломтиком бисквита. Некоторые из них приобрели от русских пристрастие к чаю, но в основном из-за сахара. Поскольку в постах Русской Мехоторговой Компании эти продукты не являются торговыми товарами, индейцам не часто приходится лакомиться этим, при этом я не думаю, что они имеют тягу непосредственно к чаю, он просто нравится им горячим и сладким.

14-го мы двинулись вверх по Юкону. […]

Несколько раз мы пересекали реку с берега на берег, срезая повороты и изгибы, и, хотя иногда нам встречались препятствия из нагроможденных друг на друга глыб льда всех форм, путешествие в целом было несравненно легче, чем по волоку. К реке примыкало множество скал, и всюду виднелись острова, покрытые мрачной зеленью леса. Мы прошли около двадцати пяти миль, а затем остановились в новом, но пустующем индейском доме, известным как «барабба Аликофа». Температура на закате была - 2°F.

[…15-го ноября 1866, преодолев около пятнадцати миль] мы прибыли в Нулато – конечный пункт нашего назначения. […]



Примечания переводчика:

1 Скорее всего, речь идет о трубочниках – мелких пресноводных малощетинковых червях красного цвета. Они являются донными животными и не представляют опасности для здоровья человека, поэтому очевидно, что индейцы ошибочно приписывали этим животным вредоносные качества, и опасались попадания их в организм.

2 Королевский парк в центре Лондона

3 Иск. «барабора» - русское название туземных домов надземной постройки

4 Как во многих подобных случаях, Вимпер приводит английскую транслитерацию русского прозвища индейца: «Stareek»


Перевод: Н.Шишелов








 













     * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *  

           КНИЖНАЯ НОВИНКА

             

                           450 ₽

     * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * 

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ АТАПАСКАХ СУБАРКТИКИПЕРВОИСТОЧНИКИИСТОРИЯ И ЭТНОГРАФИЯФОЛЬКЛОРЛИНГВИСТИКАФОТОФОРУМГОСТЕВАЯ КНИГАНОВОСТИ


                                                                                               сайт создан 10.09.2010

                                  - ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ САЙТА НЕ ЗАБЫВАЙТЕ УКАЗЫВАТЬ АВТОРОВ И ИСТОЧНИКИ -
                     ДЛЯ ПУБЛИЧНОГО РАСПРОСТРАНЕНИЯ СТАТЕЙ, ОТМЕЧЕННЫХ ЗНАКОМ "©", НЕОБХОДИМО РАЗРЕШЕНИЕ АВТОРОВ
          МАТЕРИАЛЫ ПОДГОТОВЛЕНЫ И ВЫЛОЖЕНЫ В ПОЗНАВАТЕЛЬНЫХ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ЦЕЛЯХ И МОГУТ ИСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЙ 

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS