NORTERN ATABASKAN /СЕВЕРНЫЕ АТАПАСКИ
Документ без названия

~Насельники Дикого Севера~

 







Путешествие к биверам


Часть I, Глава XXIV

Путешествие к биверам

Ривьер-а-ля-Пэ (река Пис – Д.В.) – Красивый пейзаж – Начало трудностей в этом путешествии – Гребцы падают духом – Они хотят повернуть назад – Миссионер им отказывает – Каноэ треснуло – Помощь приходит – Нам приводят лошадей – Приход в Данверган – Радость биверов – Падение их нравов – Колдовство у биверов – Игра в руку – Медицина биверов – Доктора магии – Биверы не хотят отказаться от своих суеверий – Праздник биверов – Ужасный – Пиршества и танцы – Характер биверов


                                                                                         I

Одной из рек, впадающих в озеро Атабаска, является река Пис. Свое название она получила в честь мира1, заключенного между монтанье2 и биверами около шестидесяти лет назад. Это река берет свое начало в маленьком озере, расположенном высоко в Скалистых горах. Своим быстрым течением, от самого истока до озера Атабаска, что составляет около двухсот лье, она проточила очень глубокое ложе. В ее течении встречаются обрывистые берега, достигающие не менее трехсот метров в высоту. Меня уверяли, что немного далее есть еще выше.

В конце июня и в июле река, разливающаяся из-за таяния льда в Скалистых горах, несет по течению большие деревья. Я измерил несколько стволов, они достигали от четырех до шести метров в окружности. Масса речной воды в этот период необъятна. Я часто замечал, что уровень воды в озере Атабаска поднимался на три-четыре метра по всей его поверхности. И это при том, что озеро разгружает вытекающая из него большая река Невольничья (Ривьер-дез-Эсклав).

Оба берега реки Пис богаты во всех отношениях. Почва там прекрасна и была бы очень плодородной, если бы кто-нибудь занялся ее возделыванием. В форте Вермийон я видел прекрасно вызревающую пшеницу.

Чем выше по реке, тем климат становится умереннее. Известняк, гипс, каменный уголь, чистая и прозрачная сера, железо, медь … что еще мне известно? Эти неисследованные берега изобилуют всевозможными богатствами. Поднимаясь по течению, я даже нашел окаменелую морскую улитку, внешние стенки которой были покрыты толстым слоем сверкающей желтой субстанции, которую я принял за золото.

Позже я узнал, что недалеко оттуда была открыта золотоносная жила.

Дальние верховья этой реки поросли высоким лесом, ниже раскинулись обширные и плодородные луга, оставленные теперь буйволами (бизонами – Д.В.), которые прежде были здесь очень многочисленны. Сейчас все притоки реки кишат бобрами. Благодаря соседству с этими зверями, живущих в этих краях дикарей называют биверами (бобрами – Д.В.).

Я знал, что это племя пребывает в очень тяжелом положении. Болезни – последствие их беспорядочной жизни – мало-помалу сокращали их численность. На протяжении долгого времени я испытывал волнение, думая о том, что оно вот-вот исчезнет, и поэтому хотел принести свет в эти сумерки.

Намерение создать миссию у биверов занимало меня очень долго, можно сказать, с того дня, когда я услышал о них.


                                                                                        II

Компании Гудзонова Залива принадлежат три форта на берегах реки Пис: первый Вермийон, второй Данверган и третий, почти у самого истока, называется Форт-Джон.

Целью моего путешествия было посетить всех дикарей, приходящих в эти два поста, узнать их положение и затем уточнить свои планы. Я решил несколько дней провести в Данвергане и несколько дней в Вермийоне, в надежде пожать обильные духовные плоды. Однако воля Провидения была иной, я испытал только тяготы и опасности.


                                                                                       III

15 сентября 1859 года, покидая свое место жительства на Атабаске, я принял решение подниматься по реке Пис, имея при себе груз Компании Гудзонова Залива, восьмерых молодых гребцов и одного старого проводника. К 15 октября я должен был прибыть в Данверган и был уверен, что к этому времени еще застану там дикарей, но я не учел плохую погоду. Несколько дней спустя после нашего выхода, солнце, казалось, вдруг совсем исчезло с горизонта, и нас постоянно задерживали проливные дожди. К 12 октября мы едва прошли половину пути. Тем не менее, до этого момента я сохранял надежду, что природа, наконец, сменит гнев на милость и позволит мне прибыть до ухода дикарей. Но 13 октября, едва мы проделали одно лье, поднялся очень сильный ветер, и мы были вынуждены остановиться. Мне было очень грустно от того, что погода противостояла выполнению моей миссии, но сопровождавшие меня гребцы, напротив, сильно радовались.

– У нас нет возможности идти дальше, будет лучше, если мы повернем назад – сказали они.

Наша лодка причалила к берегу реки.

– Отец, давайте прекратим подъем. Мы вернемся в следующем году. Течение домчит нас до Атабаски за четыре дня – сказали мне мои компаньоны.

– Нет, друзья мои, я не поверну. Будьте сильны духом. Ветер прекратится, и через четыре дня мы будем в Данвергане.

– Но! …

– Никаких но! Если вы захотите вернуться, то я останусь здесь один – громко воскликнул я.

– Покинуть Вас! Никогда! Ни за что! – закричали они хором.

– Ну, хорошо. Тогда доверимся Богу.


                                                                                      IV

В тот момент мы находились на песчаном берегу в полном одиночестве. В округе было много медведей, лосей и других диких животных.

– Друзья, Богу угодно остановить нас в этом месте, но мы, по меньшей мере, сможем пополнить запасы провизии – сказал я своим молодым людям.

– Отец, мы очень рады возможности хорошей охоты, и если завтра ветер не прекратить дуть, мы не станем терять времени даром – ответили они мне.

На следующий день удачная охота, действительно отвлекла меня от печальных мыслей. Менее чем за пять часов было добыто два крупных медведя и четыре лося.

Мои спутники, охваченные азартом, разбрелись по лесу, а я прикорнул в каноэ. Со мной остался только старый проводник.

Время от времени мы слышали ружейные выстрелы молодых охотников.

Ветер дул все с той же яростью. Небо затянуло черными тучами – предвестниками грозы.

– Отец, скоро должен пойти дождь. Я очень боюсь, что мы не сможем двигаться ни вперед, ни назад – сказал мне старый проводник.

– Будем надеяться, что завтра выглянет солнце – не уставал повторять я ему.

Старый дикарь отрицательно покачал головой с недоверчивым видом. Около трех часов вечера каноэ внезапно получило ужасный удар. Оно было пробито несущимся по течению толстым стволом дерева. Менее чем через пять минут мы оказались по пояс в воде.

К счастью наши молодые люди пришли с охоты и услышали наши крики о помощи.

Совместными усилиями нам удалось разгрузить каноэ, а затем вытащить его на сушу. Мы потеряли большую часть продуктов, все наши вещи намокли. Это произошло 14 октября.

На следующий день ветер стих, и через редкие облака стало проглядывать солнце. Мы отремонтировали наше судно и высушили одежду.


                                                                                      V

15 октября мы смогли продолжить путь. В тот день Бог, казалось, решил вознаградить нас за стойкость сияющим солнцем. Вечер был прекрасен, небосвод озарился великолепными красками. Северное сияние избороздило небо во всех смыслах, звезды сверкали, как горящие лампы. Мы легли спать радостными, возлагая большие надежды на следующий день.

Увы! На следующий день нас постигло новое разочарование. Мы проснулись покрытые слоем снега. Это было в ночь с 16 на 17 октября. Снег продолжал падать крупными хлопьями, но температура была приемлемой, и мы смогли продолжить путь. К вечеру земля была покрыта двухфутовым слоем снега, и нам было очень трудно найти место для ночлега. После долгих поисков мы разбили наши палатки под несколькими большими елями.

Если день был полон тревог, то ночь послала нам хорошие сны. Мне снилось, что мы прибыли в Данверган, и там меня окружили дикари, которые были очень рады меня видеть. Я благодарил Бога за то, что он позволил мне хоть что-то сделать для этих несчастных детей, как меня вдруг разбудили слова проводника:

– Вставайте, друзья, вставайте! Снег пошел еще сильнее, чем прежде, и надвигается холод.

Это была печальная истина. Река была еще свободна, и мы, подождав до полудня и не смотря на еще падающий снег, тронулись в путь с холодным, но попутным ветром.


                                                                                       VI

Этой ночью мы впервые почувствовали леденящий холод. В том, что началась зима, не существовало больше никаких сомнений. Чтобы согреться, мы усердно прыгали по земле и разожгли большие костры, поели и разбили палатки для ночлега.

Один только Бог знает, что происходило в эту злополучную ночь. Что касается меня, то я заснул глубоким сном. Проснувшись утром, я увидел наше каноэ вмерзшим в лед, что, впрочем, не стало для меня сюрпризом. К счастью, середина реки была еще свободной. Наши люди освободили каноэ, разбив лед обухом топора, и мы продолжили путь.

Холод установился невиданной силы, река несла льдины непомерной величины. С этого момента нам приходилось выполнять работу, которая бы в Европе, особенно во Франции, показалась бы невероятной.

Так как течение было очень быстрым, несущееся льдины иногда задевали наше судно и неизбежно бы его перевернули, поэтому наши люди прикрепили к его передней части канат и впряглись в него. Так они тянули каноэ на протяжении четырех дней, идя по колено в снегу. Очень часто они, будучи вынужденными переправляться через речные рукава, шли по воде и постоянно получали удары от плывущих кусков льда.

Эти храбрые люди были изнурены, но не роптали. Несколько раз я даже слышал, как они отпускали шутки по поводу холодной воды.

В полдень 27 октября мы услышали вдали радостные крики. Это были люди из форта, вышедшие нам навстречу с лошадьми, чтобы перевезти нашу поклажу и провиант.


                                                                                        VII

Каноэ было надежно закреплено на берегу реки, лошадей вскоре навьючили, и мы двинулись дальше с радостью в сердцах и полные надежд скоро достичь цели.

Здесь перед нами раскинулись другие виды. Семь или восемь горок образовывали холмы и крутые склоны, а в низу вы бы увидели два десятка лошадей, нагруженных ящиками и тюками, и следующих за ними тридцать человек.

Нужно было пройти по вершинам этих покрытых снегом гор. Многочисленные горные козы, миролюбивые и единственные обитатели этих мест, приближались, останавливались и удивленно смотрели на нас.

Подъем, постоянный подъем. Элементарная осторожность говорит вам, что в этом есть определенная опасность, но лошади становятся горными козами, люди сернами, и восхождение продолжается. Затем, поднявшись на вершину, вы понимаете, что далее нужно спускаться, и это повергает в ужас.

После трех часов подъемов и спусков мы, наконец, взошли на вершину последнего холма. Я ехал на сильной лошади и поэтому отважился выдвинуться вперед и первым достиг вершины. И тут пред моим удивленным взором предстала необъятная равнина. Опасность миновала, и мы разбили там лагерь.


                                                                                     VIII

На следующий день мы двинулись дальше. На нашем пути больше не было льдин, лавин и пропастей. Сегодня мы шли по прерии, и если нам попадались кустарники, мы прорубали в них тропу топорами. Ласковое солнце сияло над нашими головами. В какой-либо иной момент мы бы им наслаждались, но сейчас оно растапливало снег и тем самым вынуждало нас идти по воде.

Наконец, в середине дня мы увидели форт Данверган.

– Хвала Господу! Наше опасное путешествие подошло к концу, и мы достигли земли обетованной! – воскликнул я.

Я прибыл в Данверган до наступления ночи.


                                                                                      IX

Вскоре новость о моем появлении распространилась среди дикарей. На следующий день я вдруг услышал ружейные залпы с двух сторон реки. Вскоре раскаты усилились, это были биверы, шедшие в огромном количестве.

Эти бедные молодые люди приветствовали меня в своей манере. Я поспешил им на встречу, а они, завидев меня, принялись издавать радостные крики, тысячекратно разносимые по окрестностям эхом.

Все мои тяготы были возмещены. Их радость по поводу моего появления наполнила мою душу надеждой. Но, увы, я при этом не испытывал никаких сомнений в падении нравов этого племени.

Со следующего дня я начал их наставлять. В первые дни они подчинялись моему призыву. Они слушали мои проповеди, многие даже пообещали мне принять христианство. На протяжении недели все шло хорошо.

В воскресенье я объявил общий сбор, и биверы прибыли ко мне в большом количестве. Сначала я дал им разъяснения по поводу обоюдных обязанностей обоих супругов, а затем перешел к теме игр – основной причины их разложения.


                                                                                      X

После магии и колдовства игра является главной страстью биверов. Суть игры заключается в том, что один игрок зажимает косточку в руке, а противник должен угадать, в какой из рук она находится. Как это наивно, скажете вы, но у дикарей эта игра представляет собой мистерию. Сначала собирается большое количество участников, позади размещаются зрители, а по краям располагаются барабанщики. Пока одни испускают завывания, другие бьют в барабан. Все трясутся, словно одержимые. Мистерия разворачивается, угадывание начинается.

Случается, что в ребяческом азарте игры дикари теряют порох, пули, свинец, одежду, лошадей и вообще все, что у них есть. Игра продолжается ночью и днем, в хорошую и плохую погоду. Их ничего не останавливает – ни жара, ни холод. Результатом этого становятся болезни, стычки, бесчеловечность. Биверы бессердечны. Они испытывают варварское удовольствие, когда видят умирающими от голода и холода тех, у кого они выиграли последние средства к существованию. Зло настолько глубоко укоренилось среди них, что даже женщины и дети не могут и дня провести без игры в руку.


                                                                                      XI

Я решительно выступил против этой игры, спокойно и ласково разъяснив им ее отрицательные стороны и нехорошие последствия. Когда я закончил свою речь, один бивер поднялся и сказал мне:

– Отец, ты прав. До этого момента мы в нашем неведении играли, чтобы избавиться от беспокойства, но если ты это запрещаешь, мы от нее откажемся.

– Такова воля Бога, и вы будете счастливы – ответил я.

И тогда я задал присутствующим вопрос: «Обещаете ли вы Богу и мне, его служителю, больше не играть в руку?».

– Да! Да! Мы в этом клянемся! – с энтузиазмом закричали они.

Дальнейшее еще покажет, чего стоили их обещания.

– Друзья, сказал я им, – момент настал. Скоро вы уйдете на охоту. Приведите ко мне немедленно детей, и я их окрещу.

Никто мне не ответил.

Когда я повторил свою просьбу, поднялся один старик и твердо сказал мне:

– Биверы не хотят, что бы ты крестил наших детей.

– Почему? …

– Потому что после крещения они не смогут больше творить магию, и если они заболеют, то умрут.

С этого момента я понял всю глубину зла, но что я не мог понять, так это то, что эти люди, которые еще вчера обещали мне принять христианство и с моим прибытием, казалось, импульсивно в массе своей согласились с тем, что я хотел им дать, теперь отказываются от крещения.

– Несчастные, – вскричал я тогда в отчаянии, – ваша магия и ваши заклинания находятся под запретом не только после крещения, но и до него! Если вы, как вы мне говорили еще вчера, хотите стать христианами, знайте, что закон Ужасного (Бога) запрещает магию, и что все ваши заклинания не спасут от смерти. Ведь уже прошло года два, как около половины ваших братьев умерло, хотя они широко использовали свою магическую науку.

– Отец, ответил мне бивер, взявший слово от имени всех, заклинания – это наша единственная медицина. Если ты хочешь, чтобы мы к ним больше не обращались, надо принести нам несколько больших сундуков с другими лекарствами, чтобы мы могли противостоять смерти.

Я старался им объяснить, что в задачи священника не входит излечение тела, но тем не менее я не запрещаю разумное использование медикаментов и если бы мог, сам дал бы средства для облегчения их болезней, не мня себя при этом способным их вылечить. Они, казалось, согласились с тем, что я им сказал, но не захотели привести ко мне своих детей для получения крещения.

Суеверия этого народа повергли меня в грусть. Я убеждал себя в том, что мои усилия по их обращению в христианство были бы не напрасны, если бы нашелся способ не позволять им творить их медицину, как они называют свою магию или свои заклинания.


                                                                                    XII

Медицина биверов не является абсолютным злом и очень отличается от медицины кри и сото, которые полагают, что всегда могут связаться с демоном. Биверы не претендуют на способность вызывать Бога или дьявола, но они верят в то, что могут вылечить болезнь пением и прикосновениями. Каждый бивер является доктором, но не для самого себя и своей семьи.

Происходит это следующим образом:

Как только кто-нибудь заболевает, зовут доктора магии. Когда он входит в хижину больного, ему дают бубен, выкрашенный в красный, синий, белый и черный цвета, после чего он затягивает заунывную и слезливую песню, сопровождая ее ударами в этот разноцветный ящик. Внезапно он останавливается, садится рядом с больным, изображая сильную тряску, затем обнюхивает все части его тела и, наконец, объявляет:

– Я вижу болезнь, я ее чую. Это злой дух, сейчас я его вытащу.

Он начинает обсасывать тело больного с ног до головы, а затем победно восклицает:

– Вот он! Я держу его!

И невозмутимый доктор показывает в своей руке то маленький круглый камушек, то косточку, которую он якобы извлек из тела больного. Если после первого сеанса больной не выздоровел, а это случается всегда, комедия начинается снова. Доктор трясется как никогда, кричит, словно одержимый, бьет в бубен и на протяжении нескольких ночей последовательно продолжает извлекать из тела больного камушки, косточки или червяков. Если болезнь сопротивляется этим научным манипуляциям, доктор авторитетно заявляет, что тело больного переполнено злыми духами, и он не в силах их победить.

Это не мешает месье доктору магии брать за это плату, представляющую собой сушеное мясо или предметы одежды.

Ремесло доктора прибыльно даже у биверов.

Такая медицина есть скорее ребячество и обман, нежели магические действия. Если бы эти дикари не отказали мне в крещении своих детей, я бы непременно простил им этот нелепый способ исцеления.


                                                                                       XIII

После произошедшего я больше не надеялся, что вновь увижу биверов, но через день меня ожидал сюрприз. Они прислали ко мне делегацию.

– Отец, сказали мне делегаты, нас послали к тебе наши сородичи, чтобы спросить, позволишь ли ты нам немного повеселиться сегодня. Ты запретил нам игру в руку, медицину, а есть ли что-либо нехорошее в пиршестве?

– Нет, в том, чтобы собраться всей семьей для совместной трапезы и тем самым выказать любовь к ближним, нет ничего плохого. Напротив, это благое дело, – ответил я.

– Ты позволишь нам танцевать?

– Танцы – это не плохо, но напоминаю, что вы находитесь под взором Ужасного.

Однако я знал, что пиры и танцы биверов не обходятся без суеверий. Но я также знал, что если бы я им это запретил, они бы меня не послушались. Этот демарш был еще одной уловкой.

Тем не менее, депутаты, казалось, были обрадованы моей благосклонностью.

– Чтобы доказать вам, что я ничем не буду противодействовать вашей просьбе, я пойду с вами посмотреть на ваши танцы, сказал я им, когда они уже собирались уходить.

Депутаты ушли.

Когда биверам стало известно мое решение, они очень обрадовались. Танцевать с позволения священника – это было для них в новинку.

Праздник был устроен не следующий день.


                                                                                     XIV

Пиршество развернулось на берегу реки, в центре красивого луга. Солнце едва встало, как со всех окрестных стойбищ начали прибывать мужчины, женщины и дети. Все несли с собой ветви деревьев. За несколько мгновений был возведен зеленый зал около двухсот метров в окружности.

В середине этой зеленой ограды разожгли большой костер. Именно там должны были происходить торжества. По сигналу туда двинулась толпа людей, одетых в свои лучшие одеяния. Каждый нес наполненное жиром блюдо и маленький мешок с сушеным мясом.

В центре круга два старика церемонно принимали подношения каждого. Рядом тряслись и гримасничали жонглеры3, в исступлении бившие в оглушающий барабан.

Когда подношения закончились, старики вылили по большой ложке топленого жира в огонь. Поднялся густой дым, и сразу же воцарилось глубокое молчание. Это был торжественный момент, великий вождь начал произносить воззвание к Ужасному.

Он сказал:

– Прими, о Ужасный, подношение, которое делают тебе твои дети. Пошли им удачную охоту, самых жирных зверей, позаботься об их жизнях, чтобы, собравшись следующей осенью, они вновь смогли преподнести тебе в дар самый чистый жир.

Он говорил, а мужчины, женщины и дети сразу повторяли вслед за ним это воззвание. Жир обильно растекся по раскаленным углям, взметнулось яркое пламя, огонь поглотил подношение Ужасному. Тогда все присутствующие сели на землю, началась трапеза.

Трапеза продлилась три-четыре часа, а за ней пошли танцы.

Десяток музыкантов, бьющих в бубны, шли впереди, а за ними следовали мужчины, женщины и дети, подпевая им голосом, подпрыгивая и кривляясь. Так они сделали круг. Вскоре этот танец, или скорее это движение, сделался более быстрым, голоса приобрели странный диапазон, звук бубнов стал еще более иступленным. Толпа сделалась водоворотом, песни – завываниями, музыка там-тама – яростью. Для биверов в этом странном танце есть что-то столь притягательное и волнующее, что они продолжают его на протяжении дней и ночей.


                                                                                        XV

Я надеялся, что моя уступчивость даст положительные результаты, и до того, как они уйдут, мне приведут нескольких детей для крещения. На следующий день я ждал, но никто не пришел. Где же эти биверы, которые еще недавно были так услужливы? … Увы! Несмотря на данные мне торжественные обещания, все они были заняты игрой. Они играли, и играли все. Некоторые все-таки раскаялись и навестили меня вечером.

– Почему вы не нашли времени прийти днем, сказал я им. Потому что все это время вы провели за игрой. У меня нет желания наставлять вас ночью.

Они удалились, сконфуженные. С этого момента я не видел никого. Я пытался сам приходить в их палатки, но они, завидев мое приближение, убегали, словно отверженные.

И все-таки дюжину мне удалось обратить.


                                                                                      XVI

Бедные биверы, почему же вы остались глухи к моим призывам? Мое слово несло вам жизнь, но вы предпочли ему смерть. Оно несло вам свет, но вы решили остаться в своем отупении. Оно пришло донести до вас, что Ужасный желает, чтобы его больше любили, нежели боялись, но вы не захотели этого понять.

Почему вы настойчиво добивались моего прихода к вам, разве не для того, чтобы внять моим словам? Посмотрите на ваших братьев монтанье, ваших братьев с Невольничьего озера. Они услышали слово Всемогущего, и Всемогущий хранит их. Почему же вы не хотите последовать их примеру?

Увы! Натура бивера столь труслива и переполнена двуличием, а сам он так непостоянен, что без чуда благодати он никогда не станет цивилизованным.



Примечания:

[1]  La rivière à la Paix – река Мира (фр.) (Примеч. перев.)

[2] Атапаски чипевайан (Примеч. перев.)

[3] Шаманы (Примеч. перев.)



Перевод: Д. Воробьев (к.и.н. ИЭА РАН)


my site













 














         НА КНИЖНУЮ ПОЛКУ

             

                           450 р.




    Горизонтальное меню сайта






                                                                                             
                                                                                                                                                                               сайт создан 10.09.2010

                                            При копировании и использовании материалов сайта не забывайте указывать авторов и источники. 
                                     Для публичного распространения статей, отмеченных знаком копирайта "©", необходимо разрешение авторов. 
                          Материалы подготовлены и опубликованы в познавательных и образовательных целях и могут использоваться для  исследований.



ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS